скачать 1хбет с играми


Турнир дружбы

– С страхом вызнал, что вы конкретный приверженец Объединенного чемпионата Рф и Украины. Как так вышло?

– Я за то, чтоб футбол развивался. В Украине и в Рф. Сейчас денежный fair play не пройдет фактически ни один клуб Рф и Украины. Вы желаете, чтоб к нам приезжали игроки из Туркмении, Узбекистана, Киргизии и игрались в наших чемпионатах? Я с уважениям отношусь к хоть каким национальностям, но факт остается фактом: после денежного fair play наилучшие футболисты от нас уедут.

В Рф здравые разумы, экономисты высшего уровня это все посчитали. И решили: выход – это создание таковой ситуации, когда к клубам нет никаких претензий. А какие могут быть претензии, когда есть спонсор – к примеру, «Газпром», – который дает призы за занятое место?

Без разрешения ФИФА и УЕФА это нереально. Но может быть – сохранив внутренние чемпионаты, сделать турнир дружбы, объединенный чемпионат – заглавие беспринципно. По 9 наилучших команд Украины и Рф играют в объединенном чемпионате, но по трем различным зачетам. Матчи меж украинскими командами идут в зачет украинского чемпионата, меж русскими – в зачет русского. Не считая того, идет объединенная таблица – для спонсоров, рекламодателей, призов. УЕФА это воспрещает? Нет, мы им не мешаем.

Я предлагаю отменить предел на легионеров. Из этих 18 команд 12 будут играть в еврокубках, а там отменен предел на легионеров. Ненормально, когда снутри страны ты играешь одним составом, а в Европе – другим. Ну а про то, что уровень цен на украинских и русских игроков свалится, я даже не говорю.

Еще убирается неувязка судейства. Матчи меж украинскими клубами судят русские судьи, меж русскими – украинские. Матчи меж клубами Рф и Украины – международные.

– Все отлично. Но что будет, если «Газпром» поиграется во все это год и больше давать млрд не будет?

– Я не вижу смысла затевать все это на один год.

– Ну вот обменяется у «Газпрома» шеф, будет он обожать футбол меньше Алексея Миллера – и что далее?

– В русский футбол на данный момент и так вкладывается млрд евро. Вот это млрд «Газпром» и дает. Вы понимаете, что рейтинг матча «Зенит» – «Шахтер» существенно выше матча «Реал» – «Барселона»? 1,8 – это у «Барселоны», 6,2 – у «Шахтера».

– Это вы где такие числа взяли?

– А прочитайте, это есть все. Я же приготовленный к для вас пришел. Рейтинг телевидения в этих матчах существенно выше. Так как есть ностальгия по тому чемпионату, который был ранее.

Во всем этом проекте нет политической составляющей. В нем есть желание уйти от денежного fair play, также вялость русских и украинских топ-клубов от того, что они варятся в своем соку. «Шахтеру», «Динамо», «Металлисту», «Днепру» нужен новый вызов, им тяжело играть только снутри.

Где минусы? Покажите минусы?

– Вы отстаиваете эту позицию с таким жаром, как будто рассчитываете на звонок от Валерия Газзаева – главы оргкомитета Объединенного чемпионата.

– Я сожалею. Сожалею о том, что работал в Рф восемь лет, но ни один человек не позвонил мне оттуда и не спросил: «Грозный! Ты работал и там, и там. Что думаешь?» Я отлично знаком с Газзаевым. Мог бы хоть один звонок человек сделать? А Украине это очень прибыльно. Мы будем получать полмиллиарда в год!

– Да, кстати, с какой стати Наша родина должна содержать Украину и давать эти полмиллиарда? При том, что происходит они будут практически что из кармашков налогоплательщиков.

– Наша родина растеряет чемпионат высочайшего уровня. Ни один суровый футболист не остается в Рф, где он будет иметь небольшой договор. Не будет Халков, Витцелей, уедут Кержаков и Анюков. И вы бы уехали, будь вы на их месте! Молодцы, опытные люди в Рф, которые все это посчитали… Этот млрд уже на данный момент тратится. Тот же млрд тратится все равно и не оказывает влияние на обычных людей. У их не увеличивается пенсия, не улучшается мед обеспечение. Они как шли на футбол, так и будут идти.

Иран без веба

– Прочел не так давно, что в 2002 году вы могли возглавить сборную Сенегала.

– Я работал в столичном «Спартаке». Во 2-ой половине 2001 года мне позвонил один компаньон и спросил, как я отношусь к тому, чтоб принять сборную Сенегала. Я работал в «Спартаке», много ездил, в том числе на матчи конкурентов сборной Рф, у меня была возможность в штабе Романцева поехать на чемпионат мира-2002. Если б не принял киевский «Арсенал» – вероятнее всего, и поехал бы. Товарищу я ответил: «Сложно. Навряд ли я смогу уйти из «Спартака».

Я тогда не обладал ситуацией по Сенегалу, честно скажу. Взял время на размышление, собрал информацию, посоветовался и перезвонил: «Мне это интересно». Позже пообщался с Романцевым, он произнес, что «Спартак», пока занимается сборной, оставляет практически на меня. Я попробовал разъяснить людям, что этически не могу подвести собственного друга Романцева. В общем, менеджеры, которые меня рекомендовали, очень обиделись. Вроде поначалу согласился, а позже стал находить причину, чтоб отрешиться.

Жалею ли я? Жалею.

– С каким чувством вы смотрели чемпионат мира-2002?

– С чувством сожаления, что не отыскал слова, чтоб уверить Романцева. Он бы пошел навстречу. 10 лет прошло, а я до сего времени жалею, что не использовал этот шанс. С этой сборной можно было достигнуть большего, чем она там достигнула.

– Другими словами вы бы ее вывели далее?

– Да, я вижу это. Помните, что Непомнящий сделал с Камеруном сделал? Я совершенно точно уверен: то же самое я сделал бы с Сенегалом. И это отдало бы мне возможность быть общепризнанным в мире, принимать европейские топ-клубы. Сейчас ни украинские, ни русские тренеры не нужны за рубежом. Почему? По сути мы ничего не выиграем в Европе и мире. И мы очень поздно получили лицензии PRO.

– Почему вы так убеждены, что вывели бы Сенегал в четвертьфинал?

– Объясню. Я очень люблю работать с резвыми, техничными игроками. Игроки Сенегала как раз подходили под эти аспекты. Пули в головах? Моя система работа с игроками базирована на том, чтоб очень использовать скорость футболистов. Если ты переводишь их в предел времени – одно касание, к примеру, – это принуждает тренировать мозги. Натренировать мозги можно. Скорость – никогда. А вот мозги – полностью.

– Самое необыкновенное место, куда вас звали на работу?

– Был вариант из Катара. Эмираты. Саудовская Аравия. Иран. В Иран ехать ужаснулся. Когда прочел, что там даже вебом воспользоваться нельзя, решил отрешиться.

– Если согласились бы, становились миллионером?

– Я был бы безбедным человеком. Работать уже не нужно было бы.

Кутарба

– Самый непростой игрок, с которым для вас приходилось работать?

– Трудно, но любопытно было с Германом Кутарбой. Он был у меня в «Арсенале», я брал его в Запорожье. Он умница. Футболист, которому Господь отдал большой талант. В быту он очень размеренный, умный, благожелательный человек, собаку огромную держит. Но в игре – совсем другой, как будто переключается кнопка. Он не может вполсилы играть. Ему тяжело, когда не понимают игру потому что он. Я говорю: «Герман, для тебя дано созидать футбол далее, чем многим из числа тех, с кем ты играешь. Не обижайся на их. Не все могут прыгать, как Брумель либо Бубка». «Ну я туда даю, а он не бежит. Почему?» «Ты играешь на пианино, а должны быть люди, которые его носят. Ему не дано это. Зато он лучше тебя мяч отбирает, еще что-то делает…»

Он очень чувственный, его просто вывести из себя. Многие, зная это, провоцировали его. Некие судьи, еще игра не началась, мне гласили: «Грозный, не ставь Кутарбу, мы его удалим сразу». «Прошу вас, не трогайте. Вы лучше поглядите, как он играет». Его неудача в том, что он позже не попал в суровый топ-клуб евро уровня. Он был должен играть на очень высочайшем уровне.

– Это на каком конкретно?

– На уровне «Реала», «Барселоны». Его мозги и техника позволяли это делать. В почти всех командах он был выше всех по футбольному уму. Он вел фактически всю игру. Как исполнял эталоны! Как-то в гостях игрались с «Таврией», посиживали на лавке. Кутарба стукнул и все что-то пошли к центру. Мы: «А чего пошли? Еще ж играть минут 20». Оказывается, гол! Никто не увидел, даже болельщики. Мяч влетел на неописуемой скорости, попал в натянутую сетку и сходу вылетел в поле. Я пересматривал позже на видео: мяча практически не видно.

Кутарба на данный момент в Абхазии – был играющим тренером. Я его до сего времени люблю.

– Вся Украина следит за тем, как рушится карьера Артема Милевского. Вспомните игрока, с которым работали вы и который свернул не туда?

– Артем Безродный, я его в 15 лет из Сум привез в столичный «Спартак». Господь отдал талант, скорость, координацию – он акробатикой занимался. Очень резвый, даже реактивный, обыграть один в один – вообщем не неувязка. Скорость принятия решений – вот, что не отдало ему способности воплотить себя. Он медлительно соображал. Не считая того, в жизни был на собственной волне, жил, как считал нужным. Если Милевский и выиграл кое-что, и на чемпионате мира поиграл, то Безродный воплотил себя процентов на 25-30, не больше. Он жил собственной жизнью, футбол там не был на первом месте.

Я, к примеру, вижу Олега Гусева. Я его взял 18-летним мальчиком и лицезрел, как он работал. Я его с поля изгнать не мог. Он оставался, просил: «Викторыч, можно я еще в теннисбол? А можно по воротам побью?» Я рад, что он вырос. Талант у Безродного был не меньше, но он его не воплотил. Либо Дмитрий Чигринский. Из дубля запорожского «Металлурга» я довел его до первой команды, а позже – до «Шахтера», позвонив Ринату Ахметову, чтоб он забрал его к для себя. У него не было стартовой скорости. Я специально для него сделал систему, опережающую мышление. Зависимо от того, где конкурент и мяч, куда могут дать, нужно стремительно просчитывать ситуацию за счет головы. Я сделал так, чтоб он мог опережать действия. Примерно потому что Хуммельс на данный момент играет в «Боруссии» – он читает игру существенно резвее всех других.

Три моих воспитанника игрались в стартовом составе сборной Украины на ЧМ-2006: Калиниченко, Гусев и Чигринский. Правда, ни один украинский журналист никогда про это не произнес. Так как в Украине меня воспринимают, быстрее, как русского тренера. Я работал в столичном «Спартаке», дескать, как посмел? А я считаю, что гордиться необходимо! Для рейтинга Украины это очень отлично.

Румыны

– Когда вы тренировали «Терек», у вас в номере работало сербское, хорватское, болгарское, македонское телевидение – чтоб глядеть местный футбол. Его и правда можно глядеть?

– К тому же с огромным энтузиазмом! Все эти чемпионаты есть у меня до сего времени – у меня есть карточки, тюнера. Матч «Црвена Звезда» – «Партизан» – это что-то!

– Это я понимаю. Но вот можно ли вынести матч ОФК – «Борац»?

– О-о-о, ОФК больше всех футболистов реализует – в ту же Болгарию, к примеру. А откуда главный тренер «Ростова» Божович? Из малеханького клуба «Борац» Чачак. У их пресыщение талантов, но нет средств. В Рф и Украине талантов существенно меньше, но есть средства – никуда от этого не деться.

Я еще не говорю о румынском чемпионате. Он один из самых сложных и современных в Восточной Европе. Это модель Италии: язык, обучение тренеров по итальянской методике, Дзенга и другие работают там. Румынские тренеры очень приспособлены под европейский футбол – поглядите на Луческу и Петреску. Более того, скажу для вас парадоксальную вещь: огромных экспертов, чем румыны, я не встречал.

– О, Боже.

– Объясню. У меня в «Тереке» были Петре, Маргаритеску и Панку. Завершилась игра, через весь Кавказ на автобусе приехали из Сурового в Кисловодск. На последующий денек тем, кто играл, даю отдых. Ко мне заходят три румына: «Мистер, напишите нам программку либо дайте тренера по физподготовке. Желаем потренироваться». Ребята: «Я понимаю, что за длиннющий переезд вы могли запамятовать, но я же произнес: сейчас выходной». А они: «Не все из нас прошли межсезонье. Хоть мы и выиграли, мы ощущаем, что готовы процентов на 60-70. А заработную плату нам платят 100 процентов».

Когда они подписывали договор, прилетели чартером со своим агентом Джованни Бекали. Подписали, Джованни гласит: «Полетели домой за вещами». «Стоп, – молвят. – После этой подписи мы игроки команды. В 5 вечера у нас тренировка. Отработаем – тогда полетим. Переноси рейс». Оттренировались, приняли душ, взяли барсетки и только после чего поехали в Минеральные Воды в аэропорт. Разве можно не уважать таких людей?

И это не показуха! Мечтаю, чтоб украинские и русские футболисты были такими же специалистами. Про бразильцев и аргентинцев – вообщем молчу, их после сборной не дождешься. Как-то после матчей сборных приехал в клуб и увидел там румын: «Почему вы ранее приехали?» «Стыковки не было, прилетели на денек раньше». Я смотрел на их и не веровал.

– Самые сложные условия, в каких для вас приходилось играть в футбол?

– Игра «Терека» со сборной Палестины. Рамзан Ахматович (Кадыров, президент Чечни – Tribuna.com) попросил нас там сыграть. Жутко было? Очень жутко! Махмуд Аббас сам позже произнес: «Вы удивляетесь, что нас обнесли стенкой? Чему удивляться, если мы в себе не можем разобраться. У нас 16 либо 17 группировок. Хоть какое цивилизованное общество будет закрываться». Прилетали в Тель-Авив, нас встречала дипмиссия, провели инструктаж, позже мы все кордоны проходили, автоматчики заходили в автобус.

Уже на месте были хороший отель, красивое питание. На тренировку ехали в сопровождении бронетранспортера, вокруг – все с орудием. Естественно, мы переживали. Тем паче, это 1-ый матч, который сборная Палестины проводила у себя на местности.

– Матч завершился со счетом 2:2. Договорняк?

– Мы выигрывали 2:0, у нас удалили Кобенко. Я сходу произнес: основной состав играет 1-ый тайм, молодежь – 2-ой. Никто не просил нас, как играть. Ни намека было! Сыграли 2:2, хотя могли и выиграть, и проиграть. В раздевалке: «Сейчас произнесут, что сыграли договорняк». Но я запомнил атмосферу – благожелательную. Да, все с орудием – в том числе на трибунах. Но нам рукоплескали, цветочки кидали.

Правда, когда назад из Тель-Авива улетали, нам устроили супертщательный досмотр. В особенности тем нашим ребятам, которые из Чечни. Понятно, что Израиль не желал, чтоб мы игрались этот матч, чтоб признавали Палестину как правительство. Никто это не произнесет, но это так.

Вайнах

– Все пишут: вот, Суровый всегда хвалит Кадырова! Естественно, хвалю! И буду хвалить. Поднять свою республику из руин и сделать город-сад! Вы что, думаете, что из центра мешками кто-то средства давал?

– А разве нет?

– У нас бюджет был ниже среднего уровня, поближе к нижней части. Там давали стройматериалы, помогали ими. Но средств никто не давал. И не будет давать. Не много того, по инициативе Кадырова, во всех силовых структурах – чеченцы. Мы знаем законы, традиции, рассуждает он. Для чего другие мальчишки будут мучиться от всяких аспектов? Там же много аспектов, которые необходимо учесть. Вы лицезрели, как не так давно арбитр побежал за игроком «Амкара». Его спровоцировал футболист, который по мамы его послал. Арбитр не прав, да и игрок не прав.

Рамзан Кадыров – очень сильный человек. Он поддерживает не только лишь спорт – культуру, здоровье цивилизации. Он очень любит собственный люд. Я читал книжку его отца, он гласил: «Мое орудие – правда. Только правда может быть аспектом для общения всех людей в мире. Необходимо быть честным».

Я никогда не лицезрел от него ни 1-го отвратительного слова. Никакой агрессии…

– Полтора месяца вспять он проорал на весь стадион: «Судья продажная! Козел ты!..» Это ли не злость?

– Я воспринимаю это как юность управляющего такового уровня. Он время от времени гласит чувственно и с позиции болельщика. Естественно, не правы те, кто микрофон оставил там. Так бы этого никто не слышал. Рамзан Ахматович сходу извинился, произнес, что не прав, чтоб наказывали его.

– Когда «Терек» играл в Москве против «Локомотива», у вас во время матча прямо на тренерской лавке зазвонил телефон. Вы взяли трубку. Кто был на проводе?

– Алексей Андронов. Была договоренность, что я буду первым тренером премьер-лиги, который даст интервью в перерыве. Матч складывался для нас очень плохо, мы проигрывали, выглядели непринципиально. Алексей произнес: «Вячеслав Викторович, я извиняюсь, но мы уже все подготовили. Все в силе?» «Да, я дам интервью».

– А все задумывались, что звонит ваш начальник.

– Нет, никогда! Я и телефон включенным никогда не оставлял – исключительно в тот раз, так как была договоренность с Андроновым.

– После матча в Томске вы обругали арбитров «петухами». Жалели позже об этом?

– Я не о их, не о арбитрах. А о тех, кто стоял за этим, кто регулировал. Это целая система – и тотализатор, и другие. Арбитр – просто исполнитель. Тем паче, мы позже пожимали друг дружке руки: «Ты усвой, я не в твой адресок говорил». «Да я так и понял». Это я о тех, кто за кадром, кто заказывает киллеров.

– Случай, когда Рамзан Кадыров вас изумил?

– Он никогда не входил в раздевалку в перерыве и до игры. Но как-то игрались сложнейший матч, просто сложнейший. Я обычно три минутки не трогаю игроков. В это время работает только мед штаб. Необходимо вернуть дыхание, на чувственном уровне можно наделать много ошибок. Прошло три минутки, я зашел в раздевалку, вот тут стоит макет. До того как двигать что-то на макете, я подхожу поближе к игрокам – чтоб быть вкупе с ними, чтоб ощущать биение сердца. «Ребята. Снимите напряжение. Много брака из-за того, что вы пытаетесь выполнить это на наибольшей скорости. Чуток снизьте ее. Мне бы очень хотелось, чтоб вы понимали: тут полный стадион. За нас – все эти люди, за нас – наш президент. Он так любит нас, так переживает в ложе…»

А мне ассистент что-то указывает. Поворачиваюсь: Рамзан Ахматович тихонечко посиживает в углу на стуле. «Грозный, я извиняюсь, что зашел. В раздевалке – ты президент. Мне просто хотелось помочь». «Да вы всегда нам помогаете…» И ушел. Тот матч мы выиграли у «Локомотива» 2:1.

Меня поражало то, что меня, довольно здорового мужчины, Кадыров как пушинку поднимает. «Грозный! Молодец, ты самый наилучший тренер!» Либо: «Грозный! Давай лезгинку». «Да я не умею». «Да ты наш, давай!» Сердечко поет, не я танцую – ноги сами! Просто хотелось для этих людей подарить удовлетворенность.

Чеченцы очень доброжелательны. Если вы у их в гостях и корректно себя ведете, они никогда не дадут вас в обиду. И еще у их есть одно не плохое слово. Они мне гласили: «Грозный, ты вайнах!» Другими словами наш, собственный. Я приехал в Киев, в гипермаркетах чеченцы лицезрели, подходили: «О, салам алейкум!» Как к брату собственному относятся.

– Вашу пресс-конференцию после 1-го из домашних матчей «Терека» считают прототипом подхалимства. Вы ушли, как узнали, что Кадыров пришел в раздевалку.

– Я не подхалим. Президент не может длительно находится на стадионе после матча – меры безопасности, собственный график. Я прихожу на пресс-конференцию и говорю: ребята, президент должен зайти в раздевалку, я должен быть там. Ну это этика: представляете Путин зашел в раздевалку, а тренера нет. Потому я объявлял журналистам: когда президент придет – уйду; позже вернусь и буду продолжать столько, сколько буду для вас нужен.

– Ролик с лезгинкой из программки «Футбольный клуб» вас оскорбил либо приглянулся?

– Поначалу я его не лицезрел. Позже вижу – футболисты улыбаются: «Так танцуете!» Где? Позже малыши звонят: «Папа лицезрел ролик? Лучший в Ютубе!» Какой ролик? Понимаете, это не я плясал. Это душа плясала. Мы игрались с «Динамо» в Москве, выиграли 1:0 – заступник ошибся, Петре забил. Собственных болельщиков мы благодарим всегда. Это нормально, в Болгарии в договоре записано: если команда не поблагодарила болельщиков на выездном матче – штрафуется главный тренер и все футболисты. Супер, меня таковой пункт устраивает.

Мы подбегаем к трибуне, аплодируем. И они кричат: «Грозный! Лезингку давай». А я в Суровом пару па делал. «Я не умею». «Грозный, как умээшь. Мы же приэхали». Как я могу им отказать, как?!

Дуться? Нет, у журналистов своя работа. Это лучше смотрится, чем если б я скучновато после игры гласил, кто как сыграл. Это тоже я.

Не считая чести

– В Рф многие и на данный момент считают, что матч «Терек» – «Крылья» был не самым добросовестным.

– Я могу 10 причин отыскать, что хоть какой матч чемпионата можно рассматривать под этим углом. Давайте скажем, что «Локомотив» так плохо играет, так как игроки плавят тренера.

Расскажу для вас другое. В 2001 году я работал в «Спартаке», мы игрались в последнем туре с столичным «Торпедо». Очень неплохим «Торпедо» – с Семшовым, Кормильцевым, Зыряновым. Мы уже стали чемпионами, а для «Торпедо» матч был решающим: если выигрывают, могут стать третьими, если нет – пускают на третье место «Зенит». Вся пресса – в особенности питерская – перед матчем писала, что мы под «Торпедо» ляжем. Выставим экспериментальный состав, к примеру. Мы сели с Романцевым: «Представляешь, Викторыч, что будет, если мы проиграем? Как их настроить на данный момент? Эмоций-то нет». Что мы сделали? Не за денек, а за два до игры собрали их на базе. Все растолковали игрокам, уже за два денька до матча объявили состав, матчей «Торпедо» пересмотрели больше, чем хоть какого другого конкурента.

Что вы думаете? Они выигрывают 2:0 и играют лучше нас. В перерыве Романцев гласит игрокам: «Жаль, что вы нас не услышали. На данный момент всю историю «Спартака» будут пачкать, произнесут, что мы игрались нечестно. Если у вас есть честь и достоинство – нужно переломить игру». Больше ничего гласить не нужно было. В конечном итоге мы сыграли 2:2. Управление «Торпедо» общалось с нами после чего через зубы. А из «Зенита» от их тогдашнего президента Виталия Мутко к нам в кабинет пришла телеграмма. Дословно не помню, но смысл таковой: «Спартак» в очередной раз обосновал, что у их на знамени написано: «Можно все утратить, не считая чести». Вы добросовестная команда, мы уважаем вас».

У меня аж мурашки по коже, когда я вспоминаю!

– Мы отвлеклись. Я спрашивал про матч «Терек» – «Крылья». Тот, где ваши конкуренты просто расступались перед вашими игроками.

– У «Крыльев» были определенные препядствия – не платили средства. Они не привезли нескольких легионеров даже. Я поздоровался со Слуцким и лицезрел по лицу, что он кое-чем недоволен. Еще бы, я бы тоже был недоволен: когда игрокам не платят средства, ими управлять очень тяжело.

Нам игра давалась просто. Не то что просто – два раза забили успешно. В перерыве говорю: ребята, это не те «Крылья», что вы думаете. Им нечего терять. Если они сыграют плохо, управление им произнесет: ну а за что для вас платить с таковой игрой? А вот если сыграют отлично – в руководстве могут пошевелить мозгами: для чего нам необходимы те легионеры, будем платить этим. Думаете, услышали? В одно ухо впустили, из другого выпустили. «Крылья» сравняли счет, еще могли забить. Как я кричал! Я из зоны технической выбежал, у меня голоса не было, если мог бы – порвал бы их. Но всю команду же не заменишь…

Отлично, что Бендзь в конце забил при эталоне. И здесь читаем: «Договорная игра». Я министра спорта спрашиваю: «С какого хрена? Кто это запустил?» «Ты понимаешь, многим не нравится, что матчи проходят в Чечне».

Давайте возьмем хоть какой матч. Вот «Спартак» упустил победу в матче с ЦСКА, но меж ними договорного матча априори быть не может. А вот Нальчик, «Терек», «Томь», клубы, которые понизу, вроде как их играть могут. Тогда вы скажите, что мы с «Зенитом» договорной сыграли! 3:2 выиграли. Либо со «Спартаком»! 3:1 выиграли. Либо дважды обыграли столичный «Локомотив».

– Другими словами когда вы пересматривали матч, у вас не появилось чувство, что игроки «Крыльев» в тот вечер не желали играть в футбол?

– Вы понимаете, когда я изучаю матч после игры, на конкурента не смотрю. Мне установка делают так: наши деяния в обороне, в атаке, при эталонах и в переходной фазе.

Вообщем, я отказался на последующий денек тренировку проводить. «Какие ошибки вы понаделали. Какого хрена вы повыходили на поле? Я чего в перерыве гласил? На «Спартак» и «Зенит» я не должен вас настраивать, а на «Крылья» – должен?» Если б мы проиграли «Крыльям», нас бы в Чечне закрыли. Мы бы посиживали – не в яме, нет – в гостинице две недели и готовились бы к последующему матчу.

– Это вы бы сделали? Либо с вами бы сделали?

– С нами. Пришла бы команда и мы остались бы.

А думаете, у нас с Нальчиком не было такового? Там все гласили, что мы делим «три в три». А на 95-й минутке Клебер забивает гол, и мы опять выигрываем. Мне после чего многие звонили: «Грозный, мы извиняемся. Мы запамятовали, что ты из «Спартака». Ребята, я не играю в эту заразу!

– Матч «Терек» – «Крылья» комментировал ваш друг – Алексей Андронов. Вы слышали, как он это делал?

– Нет, я же был на поле.

– Он это делал так иронически, что не оставалось никаких колебаний, что он задумывается про этот матч. Виктор Гусев позднее произнес, что отдал бы Андронову за тот комментарий телепремию ТЭФИ.

– Отлично, что вы произнесли. Он болельщик ЦСКА и фанат Газзаева. Я пристально посмотрю матчи ЦСКА либо просто матчи, которые он комментирует. И скажу ему: думаю, он был договорным. Даже если не буду так считать.

Ринат Ахметов гласит: «Если бы мы проиграли «Металлисту», все задумывались бы, что мы сдали». Бред! Выходит, «Шахтер» не имеет права проиграть. Я бы очень желал, чтоб вышло конфигурации в наших головах. Для чего мне играть договорную игру с «Крыльями», если дома мы обыгрываем практически всех грандов?

Техника чемпионства

– Вы много лет проработали с Олегом Романцевым. Опишите его одной фразой.

– Самый сильный русский тренер за всю его историю.

Романцев – это профессионализм высокого уровня. Время от времени кажется, что сделали больше, чем необходимо. Но ему всегда не много. Я не так давно прочел книжку «Игрок в гольф и миллионер. Техника чемпионства». Там про общие принципы удачных людей – предпринимателей, журналистов, спортсменов, докторов. Один из пт – назойливое внимание к деталям. Романцев – таковой.

Пример. Матч «Реал» – «Валенсия» демонстрировали по телевидению, а мы с «Реалом» в одной подгруппе Лиги чемпионов. «Викторыч, хорошо бы поглядеть матч вживую». «А смысл? Его ж показывают». «Там все потрясающе покажут, да. Но заживо ты узреешь что-то такое, что телек не покажет». Я полетел и увидел. Увидел аспекты, которые не заметны на картинке. Увидел расстояния меж игроками, увидел, что 5 игроков «Реала» не ворачиваются при потере мяча. Кто куда сдвигается, кто под кого раскрывается. Привез целую папку, и Романцев гласит: «Вот видишь! А я этого во время игры не увидел».

– Растолкуйте, почему при позднем Романцеве в «Спартаке» стало появляться столько мусора – из Африки, Южной Америки, балканских государств.

– Есть ситуации, на которые мы не можем воздействовать. Бывает, что хозяева по чьей-либо советы подписывают договоры, не согласовывая с основным тренером. Они имеют право, так как они вкладывают свои средства. Романцев многих игроков до подписания и не лицезрел.

«Арсенал»

– Когда вы тренировали киевский «Арсенал», в клубе случилось две катастрофы. Из-за заморочек с сердечком погибли Павицкий и Апхазава. Как это можно было допустить?

– Павицкий никогда не работал с главным составом «Арсенала». Он с дублем поехал на сбор в Крым, основная команда была в Турции. Мне позвонили и произнесли: «Мальчишка из дубля погиб на тренировке». Потом выяснилось, что этот юноша был единственным кормильцем в семье и написал докторам расписку: «Если со мной что-то случится, всю ответственность беру на себя». Об этой бумаге только его сестра знала. Он заходил во все юношеские сборные Украины, его всегда инспектировали. Я с ним не работал.

Шалхва Апхазава. За денек до отлета на сбор команда провела медосмотр и не провела ни одной тренировки. В денек отлета мне звонит начальник команды и гласит: «Шалва Апхазава не проснулся». Когда произвели вскрытие, показало, что у него такие же препядствия, как позже были у Пуэрты – препядствия, которые нельзя было диагностировать нашей техникой. Если б была возможность это созидать, ему бы воспретили играть в футбол. Разве тренер повинет, что мед оборудование не позволяет заглянуть в каждого из нас?

Моуринью

– Ваша последняя команда – «Тобол» из Костаная. Почему вы на данный момент без работы?

– Так как я тренер. И я работаю там, где мне любопытно. В Казахстане аким, другими словами губернатор, предложил мне продлить договор на два года. Мы обсуждали некие моменты. Я произнес, что команда не может жить в доме реабилитации инвалидов, где все люди на колясках. И не может ездить на автобусе очень малого уровня – таких в Рф и Украине нет вообщем. Я понимаю, что жизнь в стране сложная, но команда – лицо региона. Команды из всех городов приезжают и глядят на этот автобус. А мне постыдно! Для вас, акиму, не постыдно? Даже чтоб кнопку приобрести, необходимо было тендер объявлять и ожидать.

Мы шли на первом месте фактически весь сезон. Но уровень футбольной коррупции в Казахстане так высок, что заместо чемпионства нас выбросили из еврокубков. Сейчас команда при том же бюджете занимает последнее место.

– Вы как-то произнесли, что Суровый – это тренер топ-уровня. Что вы имели в виду?

– Чем отличаются тренеры друг от друга? У их всего три аспекта. Рост игроков. Постановка игры. Итог.

У меня из 2-ой лиги до сборной Украины дошли Надуда, Нагорняк, Горшков, Косовский, Сергей Попов, я открыл Ивана Гецко, Сергея Ковальца, Жирков приезжал ко мне в «Арсенал», Диму Сычева из Тамбова я привез в «Спартак». Все мои команды играют в футбол, который нравится: «Арсенал» забивал больше всех голов, на него прогуливались люди. Я тренировал топ-команду Украины – «Днепр». В 40 лет я был признан наилучшим тренером страны, позже – снова, при всем этом работал не в «Динамо» и не в «Шахтере». В киевском «Динамо» просто работать, там есть классные игроки. А ты попробуй из винницкой «Нивы» приготовить игроков для сборной.

Потому мне приходится биться и защищаться. Я не боюсь принимать вызовы. Я пришел в «Терек», куда не каждый согласился бы придти. И с ним обыграл всех грандов. В том числе – «Зенит», один игрок которого стоил больше, чем весь бюджет «Терека». Означает, мы можем делать подвиги.

– О чем вы мечтаете?

– В Украине трудно принять ту команду, которую я желал бы. Так как я не из «Динамо». Это нормально, я все понимаю: в «Динамо» игралось много ребят, которые прошли неплохую школу, имеют интернациональный опыт. Я спартаковец, мне легче в Рф, меня резвее позовут туда.

Мне не охото работать с клубами, которые борются за выживание. А топ-команды заняты. Хотя я не слабее тех тренеров, которые там работают. Может быть – посильнее. Но это познается в работе.

Охото принять команду, которая может выиграть Лигу чемпионов. И я найду такую команду. Господь даст возможность мне принять команду, которая выиграет Лигу. У меня есть возможность по мозгам и по амбициям это сделать. Пока я не отыскал президента, который будет вкладывать такие средства. Но Господь услышит.

– Это не непременно будет украинский либо русский клуб?

– Не непременно. Клуб хоть какой страны. Хоть турецкой. Почему Моуринью может выигрывать Лигу чемпионов? Чем он посильнее украинского либо русского тренера? Тем, что он поверил в то, что может выигрывать. Я тоже верю, что могу выигрывать. Я верю, что русские и украинские тренеры одни из наилучших в мире – если им будут доверять.

– Вы желаете сказать, что Суровый не слабее Моуринью?

– Не только лишь Суровый. Романцев, к примеру, посильнее Моуринью. Так как он разнообразнее. Он тоньше ставит игру. Романцев был бы в состоянии выигрывать Лигу чемпионов со «Спартаком», если б у него были игроки и деньги. Поставь его в «Реал» либо «Барселону» – выигрывал бы.

– Простите, но Олег Романцев не гласит ни на одном зарубежном языке.

– А Мирча Луческу гласит?

– Как минимум на итальянском.

– Для чего ему итальянский на Украине? А, может, Гус Хиддинк по-русски гласит? Это не мешало сборной Рф демонстрировать один из наилучших футболов на Евро-2008. А, может, Юрист гласит по-русски? Познание языка не самое главное. Осознание футбола, уверенность в том, что ты делаешь, – вот, что главное.

А давайте возьмем таковой факт. Уже 11 лет, как мы с Романцевым ушли из «Спартака». «Спартак» не может ничего выиграть все это время. Что, средств стало меньше? Привозили супертренеров, все равно – ничего.

– Так конкурентность выросла.

– Нет, не конкурентность. Просто нет тренера такового уровня. Если б мы с Романцевым на данный момент возвратились в «Спартак», гарантирую: в будущем году мы бы стали чемпионами. Га-ран-ти-ру-ю. Мы два сильных пилота. У нас был бы самый сильный штаб. И, не считая того, мы спартаковцы по духу.

– Меня всегда заинтересовывало, на что живут безработные тренеры. На то, что удалось накопить?

– Я бедный человек. Я никогда не заключал суровых договоров. Я очень доверчивый, время от времени работаю на доверии – не подписывая ничего. Я работал в запорожском «Металлурге». Там были добросовестные люди, нам выплатили все, что должны были. Не считая призов за выход в еврокубки – и мы обязаны были уйти.

А так – когда у меня нет работы, я просто уменьшаю запросы.

– Кому-то из футбольного мира хватает на жизнь 2000 баксов за месяц. Для вас столько хватает?

– Да это много. Мне не нужно много. Главное, чтоб работал веб и спутниковое телевидение. Я неприхотлив в еде: уже 18 лет ем только рыбу и птицу.

Я полюбил футбол еще тогда, когда не задумывался, что он может приносить средства. Я как обожал футбол в детстве, так и люблю. Может, кто-то прочтет и произнесет: Суровый доверчивый, из старенького поколения. А я каждый год в тренировочные упражнения вношу новые упражнения! Я каждый матч смотрю с карандашом, делаю несколько пометок. Вот с приходом Спаллетти «Зенит» стал здорово использовать выходящего из глубины – и Широкова, и Денисова, и других. Моуринью лучше всех на свете перебегает из обороны в атаку. Я все беру для себя на вооружение.

Про Моуринью не так давно вышел кинофильм. Там видно, что он не показной, что он реальный. Если он к игроку в поликлинику едет, это не означает, что так нужно – это означает, что он вправду этого желает. Если он с кем-то ведет войну, это тоже не для показухи. А есть тренеры-показушники. Перед игрой глядят, верно ли у него повязан галстук, как он будет смотреться по ТВ. Я во время игры не знаю, где у меня галстук – на груди, на плече либо на спине. Меня супруга спрашивает: «Ну ты лицезрел, что у тебя чуб торчит?» «Да мне по барабану! Мне необходимо было, чтоб он последний пас в шаг дал, а тот выскочил один в один». А она: «Да ты больной».

Да, нездоровой. И вылечить нереально.

Анонсы футбола

Игорь Суркис: «Нет таких средств, за которые я продал бы Ярмоленко в «Шахтер»

Фото: еженедельник «Футбол»/Сергей Дроняев

Рейтинг букмекеров Украины с отзывами юзеров: Победитель, 1xBet, Пари-Матч и другие компании.

Related Posts

Добавить комментарий