как понять ставки на 1xbet

Прошлый психолог бойцовского клуба «Чинук» Павел Безмен сказал блогу «Кровь с молоком» о специфике мышления чемпионов и не только лишь.

спортивная психология

– Пьеру де Кубертену принадлежит фраза: «В борьбе равных одолевает психология». Согласны?

–  Я бы произнес, что равных нет. Их просто не бывает. Всегда есть какие-то отличия. Набор свойств фактически у всех однообразный, но у кого-либо чего-то больше, а у кого-либо чего-то меньше. Вот там где «больше» попадет в «меньше», там и будет победа. И не принципиально, что это: или психология, или физиология, или техника, или что-то еще.

– Существует таковой термин, как психология фаворита. Что же все-таки это такое?

– Это когда человеку, грубо говоря, плевать, проиграл он либо одолел.

– Другими словами?

– Вот смотрите, кто таковой фаворит? Это человек, который при соблюдении определенных критерий и ограничений выиграл у другого человека. Но фаворит – это не психологическое понятие, а быстрее физическое, умственное. Я считаю, что психологическое понятие «победитель» значит человека, расслабленно воспринимающего все аспекты боя, победы и поражения.

– Чем отличается мышление чемпиона от мышления обыденного человека?

– Всем. Нет схожих людей.

– Должно же их что-то соединять воединыжды.

– Вот я для вас на данный момент скажу – не поверите. Их соединяет воединыжды судьба, случай, везение. И все. Так как жизнь у всех различная, то и все другое тоже. Вот я знаю отлично и Лешу Игнашова, и Диму Пясецкого, и Сашу Ковтика – они все только различные люди. Отыскать у их что-то общее нереально. Вот взять такого же Карпина Серегу. Он стопроцентно, полностью, ни капли не звездный. Он совсем обыденный, без всяких особенных умений. Но у него трудолюбие большущее, он за счет его стал фаворитом мира, хотя личностные свойства Сергея были еще наименьшими, чем у других людей. Гур Серега – ему Бог отдал сильно много, но он ленивый. Тоже стал фаворитом мира. Леша Игнашов – там вообщем все напротив. Он все свои умения, познания и способности уничтожает. Да и он стал фаворитом мира. На самом деле, можно выделить одну общую черту – это желание. Но каждый вожделеет собственного: средств, статуса, славы. Кто-то просто подраться желает, как тот же Игнашов. А возьмите Сашу Устинова. У него даже желания особенного нету. К нему пришел Задиран и произнес: «Ты сможешь!» Саша так лениво: «Да, может быть, я и смогу…» И пошел делать. Задиран сам ему это желание навесил.

– А трудолюбие?

– Ну, вот Леша Игнашов. Какой он трудолюбивый? Снова повторю: их может соединять воединыжды только наличие верно сформулированного желания. Вот только Сергей Карпин очень отличается. Все другие – очень отличные бойцы, но Серега Карпин (двукратный фаворит мира по тайландскому боксу посреди экспертов – прим. создателя) – величавый. Он из абсолютного нуля вышел в элиту. Хотя он слепой фактически, он дрался в линзах – без их практически ничего не лицезреет. Линза выпала и все, он проиграл. Но Сергей дошел до верхушки, и я им просто восторгаюсь. Я не встречал большего спортсмена, чем он.

– Психологи обычно выделяют 5 черт, присущих спортсменам высочайшего уровня: самостоятельность, ответственность, решительность, самоконтроль и чувственная устойчивость.

–  Ну, допустим. Снова возьмите Лешу Игнашова – ни одно из этих 5 не действует. Ну, только устойчивость чувственная. Я лицезрел, как он готовится к бою. Это просто фантастика! Я хожу и нервничаю, а он посиживает, в носу колупается: «Вот на данный момент пойду побьюсь, позже пойду еще чего-нибудть сделаю». Потому всех бойцов соединяет воединыжды желание и судьба. Если б Леша не повстречал Гридина, непонятно, кем бы он стал. Что такое «встретил Гридина»? Это и есть судьба. Вот если б Дима Пясецкий пошел на гитаре играть и попал в более сильную музыкальную волну, он не был бы тайландским бойцом. Так что 1-ое – это желание. 2-ое – это судьба.

***

– Что такое наилучшее боевое состояние?

– Я бы произнес, что главным моментом рационального боевого состояния должны быть карандаш и бумага. Каждый боец, который желает чего-то достигнуть, должен завести для себя тетрадку под заглавием «Мое боевое состояние» и записывать туда все эмоции, которые он испытывает в той либо другой ситуации, начиная от обычной тренировки и заканчивая самим поединком. Записывать все действия, которые предшествовали этому, другими словами сделать некоторую информационную таблицу, в какой очень верно в протяжении какого-то периода времени можно проследить становление и изменение духа бойца. И с этим можно работать, можно развивать. Самое главное для духа бойца – это разум. Умение осознавать, что и когда необходимо сделать, чтоб верно попасть в свое наилучшее боевое состояние. Каждый боец должен сам внутри себя это отследить.

– Если человек очень спокоен перед боем – это плохо?

– Нет состояния «хорошо» либо «плохо». Просто не существует. Сейчас это может быть плохо, а завтра – отлично. Все находится в зависимости от результата. Настрой не так важен, как важен итог. В один миг предстартовая апатия будет положительным состоянием для заслуги результата, в другой – отрицательным. Каждый выбирает лично себе при помощи бумажки и ручки, в каком состоянии ему лучше находиться: в состоянии апатии либо боевой готовности. И в протяжении некого количества боев можно узнать, что для него более приемлемо.

– Умение собраться перед боем – это прирожденное качество либо приобретаемое с опытом?

– У всех по-разному. И здесь тоже неясно, что лучше: иметь это качество от природы, или получать в процессе занятий. Если человеку это дано от природы, означает, он в этом направлении не двигается, и, полностью может быть, там скоро появится брешь, через которую его могут пробить. А кому-то это не дано с рождения, потому он повсевременно дергается, отыскивает и, в конце концов, это может в какой-то момент привести к какому-то результату. Подтягивать отстающую часть, непременно, разумный метод тренировки. То, в чем ты слаб, тренируй с наибольшей отдачей. Там, где ты более силен, тоже тренируй с наибольшим усилием. Здесь как ни крути 🙂 Мне бы хотелось, чтоб каждый боец сам себе решил, что для него лучше. Чтоб он посоветовался с тренером, со спецами, но не брал эту информацию за базу. Никто – ни вы, ни я, ни кто-то другой – не знает, что необходимо делать в каждой определенной ситуации с теми либо другими свойствами бойца. Знает только один человек – сам боец. Исходя из убеждений особенности человека статистика вообщем не действует. Первым 9 это может посодействовать, а десятому – навредить.  

– Согласно забугорным исследованиям, большего фуррора в спорте достигает тот, кто беспокоится на две третьих от собственного максимума. Это так?

– Большего фуррора достигает тот, кому в определенный момент благоволили звезды. К примеру, в одном пуле меж собой дерутся все наилучшие бойцы. А в другом – какие-то ботаны. Наилучшие вышли и друг дружку перебили до полусмерти, а эти ботаны ничего для себя не сделали особо. Позже выигравший ботан наилучшего пальчиком пхнул и одолел. И это все так как звезды так стали. И по-другому вообщем не бывает. Я за 50 лет собственной жизни и за 25 лет практики сделал вывод, что единственная вещь, которая вправду что-то определяет в жизни, – это фортуна.

– Но гласить, что Андрей Кулебин 25 раз становился фаворитом мира только за счет фортуны как-то несправедливо по отношению к самому Кулебину.

– Как раз за счет фортуны. Только фортуны не в боях, а в том, что он повстречал подходящего тренера. А не встреть он его, побед бы не было. Вот существует такая вещь, как покер. Там вообщем нереально выиграть, но есть же люди, которые выигрывают по пять-десять турниров. Это все только за счет фортуны. Так полностью может быть, что фортуна конкретно к Кулебину и прикреплена. Плюс его личностные свойства. Необходимо просто понять, что он стал таким, так как отыскал более сбалансированный вариант занятий и жизни. И в этом была его фортуна. Что ему успешно удалось сделать наибольший объем нагрузок, которые позволяют ему стать лучше.

– Это не фортуна, это труд.

– Один труд сам по для себя ничего не даст. Фортуна состоит в том, что ему удалось соединить все это в один большой ком. Если б он хоть малость кое-где ошибся, не был бы фаворитом. А так сумел очень потенциально открыться. Фортуна – это не просто халявная жеребьевка. Это еще выше. Кое-где существует какая-то распределительная система. Вы не читали про мужчину-велосипедиста, который поначалу сдал билет на один самолет, который разбился, а позже и на 2-ой, который тоже разбился? Это так любопытно.

– На разбившихся самолетах по статистике всегда меньше пассажиров.

– Вот это и есть фортуна. А именовать ее можно как угодно: Бог, случай, ситуация – это приблизительно одно и то же, исключительно в различных ипостасях.

спортивная психология 

– Бывает физическая перетренированность, а встречается ли перетренированность психическая?

– Психический перегруз есть у всех, но у кого-либо он наступает равномерно, а у кого-либо происходит в один миг в форме срыва. Психология спорта должна включать в себя к тому же психологию быта спортсмена. Так как ты можешь трениться хоть целые день, но если голова забита идеями, что дома жена-стерва, ребенок-идиот и кошка нездоровая, то это непременно воздействует на общую картину боя и твоего духа. Потому естественно, что перегруз нервной системы может привести не только лишь к нехорошим спортивным результатам, да и вообщем к погибели – это сплошь и рядом. Я бы именовал это не психической перетренированностью, а психической запущенностью. Если вдруг существует какое-то психологическое напряжение, его нужно решать. По другому оно может само уйти, а может и остаться. Тогда и все, что произойдет, будет рассматриваться через призму этого нерешенного психического состояния. Оно будет скапливаться и скапливаться. Потому психическая перетренированность – это состояние, когда у человека накапливается много определенных нерешенных задач.

– Отлично. Допустим, мне не охото идти на тренировку. Что делать?

– Не идите.

– Я-то могу и не пойти. Но проф спортсмен не может для себя такового позволить.

– Означает, идите. Это не психология, это, быстрее, физиология. Физическая перетренированность, когда вправду нереально ничего делать. Если не охото идти на тренировку из-за психологии, означает, там есть какие-то задачи: либо кого-либо боишься, либо ненавидишь, либо какая-то ассоциация плохая с этим залом. Но это все отлично решается при помощи тетрадки и ручки. Необходимо просто сесть и признаться для себя, почему ты не хочешь туда идти. Нельзя допускать, чтоб это психологическое напряжение скапливалось.

– Есть ли особые психические тренировки для бойцов?

– Естественно, их много. Во-1-х, медитация. Это величайшая штука. Техник медитаций миллион и малая телега. У каждого должна быть своя медитация: у кого-либо под музыку, у кого-либо в тиши, у кого-либо при нанесении ударов по мешку. Медитация – это состояние, когда человек заходит в соприкосновение со своим подсознанием. Человек же фактически всегда живет на подсознании. Сознание врубается, когда нужно решить какие-то новые задачки. Сознание и подсознание очень очень разделены друг от друга, у их различные функции. Контроль над телом всегда у подсознания. Медитация – это когда ты убираешь из сознания весь поток мыслей, впрямую подходишь к собственному подсознанию и погружаешься в некоторое эйфорическое состояние. В этот момент вырабатывается огромное количество эндорфинов, серотонина, другими словами тех гормонов, которые отвечают за кайф. Когда человек близко подходит к подсознанию, все волнения и психологическое напряжение потихонечку исчезают. Так как идея, которая повсевременно вертится в голове, увеличивает и саму себя, и то состояние, в каком ты находишься. Когда ты медитируешь, ты эту идея выбрасываешь из головы, и организм выходит на безмысленное состояние.

Итак вот, один из величайших методов подготовки спортсмена – это медитация, когда ты делаешь то, от чего испытываешь наслаждение, и ни о чем же не думаешь. Это метод медитации без приобретения чего-то. Но можно медитировать и с приобретением. К примеру, медитировать и представлять себя в виде покоя. Вот встань и представь что ты море, лес, либо пустыня. Это медитация с образом того, чего в для тебя не хватает. Потрясающе. Очередной механизм медитации – это предвкушение, предощущение, предпредставление. Он мало труднее. Необходимо представить, каким ты должен быть в бою. Побудь в этом бою, осознай. Ты получишь некий опыт еще до его начала. Когда ты на уровне мыслей представишь, это уже будет незначительно более знакомая ситуация. Действовать в знакомой ситуации легче, чем в незнакомой. Но здесь принципиально не переусердствовать. Все должно быть очень корректно, очень уместно, равномерно. Так как ты можешь вложиться в это представленное, выйти в ринг – а там все по-другому. И ты проиграешь. Умеренность в психических техниках – это принципиально. Нельзя вполне полагаться на что-то одно, в особенности в психологии.

– Вы не любите понятия «хорошо» либо «плохо», но все-же: чувство ужаса перед боем – это плохо?

– Это отлично. Чувство ужаса – это то, что помогает нам выжить. Если б его не было, не было бы и человека. Оно дано нам как механизм выживания.

– А если гласить о поединке? Если я боюсь, то, вероятнее всего, не выиграю.

– Почему? А вы убеждены, что конкурент не опасается больше вас? Ужас же заражает. Может, вы собственной паникой и его заразите. А, может, лицезрев ваше чувство ужаса, он закончит защищаться.

– До боя, слушая указания судьи, бойцы стоят напротив друг дружку. Одни в этот момент глядят прямо в глаза конкуренту, а другие – нет. Посреди тех, кто не глядит, есть Федор Емельяненко. Почему он так делает?

– Я не знаю, это нужно спрашивать у Федора Емельяненко.

– В животном мире нежелание глядеть в глаза гласит о ужасе. Выходит, Емельяненко опасается?

– Полностью может быть, что опасается. Откуда нам знать? Либо ему просто не нравится глядеть в глаза. Я тоже, когда работаю с клиентом, не смотрю ему в глаза. У каждого собственный избранный вариант поведения. Вот когда глаза бегают, здесь уже можно подвязать это с двигательной реакцией, неуверенностью, поиском отходов, отступлений. Но то, что он не смотрит… Полностью может быть, он вправду опасается. Так все страшатся! Ужас – это хороший ресурс. Ужаснулся – убил. Ужаснулся и спрятался – тоже выручило, так как мимо пробежали. А не ужаснулся и пошел с топором против слона – и все, лепешка. Так что, полностью может быть, Емельяненко опасается, но при всем этом употребляет ужас для себя во благо. Ужас как такой нужен «до». А вот в момент ужас уже не нужен. Его там и не бывает: он или «до», или «после».

спортивная психология

***

– Можно разъяснить популярность смешанных единоборств исходя из убеждений психологии?

– Все очень просто: чем проще, чем мясистее, тем больше народу нравится.

– Есть мировоззрение, что чем умнее общество, тем ниже энтузиазм к единоборствам. Согласны?

– Полностью. Чем выше ум у человека, тем меньше ему увлекательны бои. Начиная с 19 века, суммарный ум населения земли, по моим понятиям, стал раза в два меньше. Мы не то, что падаем – мы его лишаемся. Что на данный момент является основой ума общества? Технологии. А ранее были мозги. На данный момент компьютер подменяет все. Человеку уже не нужно владеть какими-то свойствами, довольно иметь одну руку, чтоб мышку держать. Потому на данный момент эти бои будут смотреться больше. Мне даже дико становится от того, как это стремительно происходит.

Возьмите сумо. Это наикрасивейший вид спорта, сногсшибательный просто, но его глядит очень маленькое количество людей. А он же еще привлекательнее, чем К-1 и чем ММА. Он прекрасен той энергетикой, которая в него вложена. Это не просто традиции, это большой объем. В этом объеме столько всего намешено. Глядеть его просто по телеку скучно, а вот глядеть в зале – это совершенно по-другому. Бойцы – это одна энергия. Этот увлекательный мужичок, который судит,  – это 2-ая энергия. Зрители – 3-я. Это так прекрасно и так любопытно! Там нет мяса, нет крови, там никто не разламывает друг дружке руки, но там есть реальная краса победы. Этот вид спорта необходимо осознавать. А в ММА не надо разбираться, там все просто. Поглядел и ушел. Потому и традиционная борьба на данный момент не популярна. То, что ранее являлось центром боевых искусств, на данный момент отмирает. 

– Уверена: если человек в спорте ведет себя как гад, то он и в жизни гад.

– Ну, уместно. Я бы произнес, что в спорте и в алкоголе человек таковой, какой он есть по сути. Общаетесь, вроде обычный человек, а только выпьет – все, нереально рядом быть. В спорте все также. И, с другой стороны, честь и хвала таким людям: означает, в обыкновенной жизни он пробует себя сдерживать.

– Но я все равно не буду дружить с человеком, который в ринге пакостит, ведь понятно, что и в жизни он может подставить.

– Это именуется системой допуска. У каждого она своя. Это рамка, за какую я не выйду. Раздвинь эту рамку – и ты сможешь сделать больше. Потому у людей, которые делают мерзости, рамка обширнее. Если есть допуск сделать подлость, он ее сделает. Непринципиально где: в спорте либо просто в жизни.

– Почему посреди наших бойцов сильно мало откровенных негодяев, а на Западе чуть не каждый 2-ой имеет срок в кутузке, как, к примеру, Тайсон, Мэйвезер либо Бадр Хари?

– Это находится в зависимости от системы ценностей. На Западе базу системы ценностей составляют средства, ради их люди пойдут на почти все. В нашей среде бойцов система ценностей –  личностные свойства. Все бойцы, с которыми я сталкивался, довольно умные ребята с очень высочайшим уровнем человечьих свойств. Никто же в это не верует, хотя это вправду так. На Западе же все на деньгах. Возьмите тех же футболистов – их ценностей отличаются от бойцовских. Это совсем различные люди. Бойцов всегда лупят и они не сетуют, а футболисты падают от мельчайшего прикосновения – так как ценности другие.

спортивная психология

На Западе все держится на деньгах. Мы к этому тоже подошли и очень скоро так будет и у нас. Ничего не поделаешь. Самое неприятное, что может быть, – это система ценностей. И когда-то мы ее утратили. Идея «Ты должен быть удачным, невзирая ни на что» уничтожит всю систему ценностей. Идея должна быть «Я человек, потому я уже успешен». Успешен, когда ты малыша через дорогу перевел, бабушке место уступил. А на данный момент же напротив: не уступай ни при каких обстоятельствах, рви все себе. На данный момент вот это причины удачливости. Выходит, что удачный человек на данный момент лох. Хотя по сути это тот, кому все по барабану, ему отлично и забавно. Есть средства – отлично, нет средств – тоже отлично. У их всегда не плохое настроение. Вот это признак удачливости – жизнерадостность, свободное время, умение и желание того, чего хочешь. На данный момент все переиначено. Сейчас удачливость – это количество заработанных тобой средств и количество людей, которые для тебя завидуют. Потому я всегда говорю, что самое наилучшее состояние –  чуток ниже середины. Нельзя быть самым богатым, самым умным, самым прекрасным. Ты должен быть немножко ниже середины. Тогда и жизнь будет замечательной.

– Тогда я не стану фаворитом.

– Зато будете обычным человеком. Спортсмены же все нездоровые на физическом уровне: побиты, переломаны. Я вот с ними отзанимался лет 15. На данный момент бы никогда в жизни не полез туда. У меня сейчас болят плечи, суставы, мушки летают перед очами от приобретенных ударов, руки не выгибаются. И это я еще не желал стать фаворитом. А Леша Игнашов со своими ногами – он же инвалид фактически. Гур Сергей еле прогуливается, лечится повсевременно. На самом деле дела, они звезды, они калоритные, но в таковой пятой точке, что для себя даже не представляют.

– Это стоимость победы.

– Да, совсем правильно. Потому я желаю, чтоб люди тренировались, но никогда не лезли в большой спорт. Можно поклониться Сергею Карпину, Леше Игнашову, Виталию Гуркову, но туда самому не лезть. Так как они достигнули, чего желали, и сейчас будут рассчитываться за это длительно, муторно и страшно.

Фото: thaibox.ru, sports.ru, спорт.tut.by, vk.com

Related Posts

Добавить комментарий