как получить 6500 на 1хбет

Фото: Бизнес-Онлайн

Футболная карьера Сергея Харламова тормознула в 31 год. Практически вся она прошла в «Рубине»: в 6 лет Харламов записался в клубную школу, спустя четверть века – уткнулся в забор клубной базы и отправился заниматься делом. На данный момент компания бывшего капитана «Рубина» ведет дела по 15 фронтам бизнеса, потому разговаривать с ним достаточно тяжело: звонок мобильного телефона прерывает разговор каждые две-три минутки.

– Когда я заработаю довольно средств, понимаете, какой у меня будет мобильник?

– Не представляю.

– У меня не будет мобильника. Мобильник – это источник стресса. Почти всегда для тебя звонят по телефону, когда кому-то что-то от тебя необходимо. А если ты к тому же предприниматель… Вот у нас 15 направлений бизнеса. К примеру, мы 2-ой раз запустили прокат. Когда запускали 1-ый раз, четыре года вспять, не пошло. А сейчас – рынок созрел. Есть спрос даже при том условии, что в Казани представлены и Avis, и Hertz – мировые монстры прокатные.

Вообщем я ранее гласил, что мы не увлечены только 3-мя вещами: не торгуем орудием, наркотиками и дамами. Но на данный момент мы подписали эксклюзивный дистрибьюторский контракт на торговлю электрошоковым парализатаром. Уникальная вещь. Если вы смотрели южноамериканские киноленты, там полицейские стреляют электрошокером, из которого вылетают такие проволочки – и неприятель южноамериканского народа парализуется. Русские ученые сделали последующий продукт – в принципе то же самое, но там есть 5 выстрелов, а не один, перезаряжаться не надо. Соответственно мы на данный момент очень интенсивно продвигаем этот продукт и на русских рынках, и в странах близкого зарубежья, и в Малайзии, и во Вьетнаме. Продукт пошел.

– Я даже знаю, в каких регионах эту штуку берут активнее всего. На юге?

– Не, мы туда еще не дошли. У нас пока только Москва, Санкт-Петербург, Казань…

В общем, мы увлечены всем, не считая собственного возлюбленного дела. А я считаю, что каждый человек приходит на землю, чтоб очень воплотить себя в возлюбленном деле. В моем случае это футбол. Очевидно, я не говорю о работе тренером, я тренером никогда не желал быть. Я больше менеджер, я капитан команды, своим партнерам из футбольной школы сказки говорил, матчи комментировал.

– Что-что, простите?

– Комментировал матчи. Мы обучались уже в девятом классе, многие уже курили, но без этого не засыпали просто. При этом комментировал не просто матчи футбольные, а матчи виртуальные. Когда мы были в поездках, в лагерях, я придумывал игру «Рубина» – к примеру, против «Челси», «Барселоны» либо команды «Волна» – и просто комментировал матч. Сам. Говорил: Харламов идет по правому флангу, подает в штрафную площадь, Фарид Гилязов головой лупит по воротам – го-о-о-о-о-ол! Просто придумывал сценарий игры. Естественно, «Рубин» во всех этих играх выигрывал, ребятам все это дело очень нравилось.

Итак вот тренером я никогда не желал быть, так как не стратег суровый и не тактик. Ну и вообщем, что из себя представляют проф спортсмены? Либо, скажем, артисты кино? Как это ни грустно обдумывать, мы куколки.

– Куколки?

– Куколки, естественно! И у тех, и у других есть хозяева – хозяева команд, хозяева театров, хозяева жизни, в конце концов.

– А тренер?

– Такая же куколка, только чуток другая, старшая куколка. С артистами точно так же: и Шон Коннери, и обожаемый мною Брэд Питт – кто им платит средства? Продюсер. Мы, футболисты, ватерполисты, легкоатлеты, такие красавчики, но кто за все это чехлит? Конкретно кукловоды. Это ни плохо, ни отлично, ни оскорбительно. Это просто необходимо осознавать, необходимо обдумывать и не надо на это дуться.

Я был куколкой, но не желаю быть ею во 2-ой раз. Я желаю быть кукловодом. Таковой, какой я есть, «Рубину» я на данный момент не нужен. Потому пока в родной клуб меня не зовут, у меня остается другой вариант – приобрести его.

Смешной рассказ про бобров

– Как вы расстались с «Рубином»?

– Мне был 31 год, у меня было еще 2 года договора. У нас была красивая, слаженная команда. Под командой я имею в виду управляющих «Рубина». Это Фарид Хабриев – директор клуба. Эдуард Сафонов – спортивный директор. Админ – Гадель Зайнулин. Капитан команды – Сергей Харламов. Другими словами это была команда единомышленников: руководители делали свою работу, я работал снутри команды. Был совершенно равновесный коллектив, который вывел команду в премьер-лигу, который захватил бронзу и смотрел в будущее с обширно открытыми очами и уверенностью, что все будет отлично.

Мы игрались за наш город, за свою честь. Я казанский юноша, 90 процентов всех людей, которые прогуливались на футбол, знали меня, я знал – их. И вышло так, что в 2004 году Курбан Бекиевич решил: хватит уже делить сферу воздействия меж фундаментом казанским и собой. И начал сформировывать свою команду под брендом «Курбан Бекиевич». Другими словами за один год он убрал всех 8-9 человек из нашей команды управляющих, последний был уволен 31 декабря. И начиная с 2006 года Курбан Бекиевич единолично, без помощи других управлял командой.

– Вы гласили, что все средства, которые зарабатывали в «Рубине», вкладывали. Во что?

– В бизнес. Он заключался в последующем. «Рубин» шел в премьер-лигу, а после третьего места – в Европу. Я помыслил, что «Рубину» нужно место за городом, где можно будет принимать арбитров, инспекторов, гостей из других городов. Я начал строить пригородный клуб в 2002 году, мы еще игрались в первой лиге. Совместно с моим партнером окрестили это место «Фата Моргана». Фата Моргана – это фея, которая в некий части Тихого океана является матросам и показывает направление. У моего тогдашнего напарника была земля, а у меня были средства.

Этот проект мы организовывали в протяжении 3-х лет. В конце концов, запустили. И как мы его запустили, передо мной закрыли дверь на базу «Рубина». Без разъяснения обстоятельств. Просто не взяли на сборы и все. А под собственный пригородный проект я назанимал огромное количество средств и остался, в общем, у разбитого корыта. Моя жизнь в течение недели перевернулась с ног на голову. Я остался без собственного возлюбленного дела, без тех средств, которые был должен получить по договору. Короче – жопа полнейшая.

Я по собственной натуре бизнесмен. И я всегда занимался делом параллельно со спортом. 1-ый бизнес делал в 17 лет. 1990 год, 2-ая лига СССР, мой 1-ый отпуск в «Рубине». Одну неделю этого отпуска я пролежал дома. Позже мать мне произнесла: «А ты что, Сережа, дома лежишь? Это не дело лежать на печи». Я собрал все средства, которые у меня были, взял друга и поехали в Минск. Приобрели там турецкие свитера Boys – тогда это была просто крутизна – и возвратились в Казань продавать их на рынке. На всякий случай: в «Рубине» на тот момент я уже играл в главном составе.

– Успешно вели торговлю?

– Нормально. Все, что я зарабатывал начиная с 17 лет, повсевременно во что-то вкладывал: автомойки, рыбоперерабатывающий комбинат. В общем, управленческого опыта у меня вагон и малая телега. Во время игровой карьеры я 80 процентов времени уделял футболу и 20 – бизнесу. Потому когда я в один момент выпал из футбольной оболочки, у меня было довольно опыта, чтоб просто не сплющиться. А сплющиться было от чего: 300 тыщ баксов долгов, отсутствие работы и всяких перспектив. Для 2004 года это были суровые трудности.

– Как вы вывернулись?

– Для начала я продал все, что у меня было. Были у меня две квартиры, это посодействовало отчасти рассчитаться с друзьями. Чтоб выплачивать средства банку, пришлось заниматься всем. Хватался полностью за все. Сейчас областей, в каких я бы не поварился, фактически нет.

– Вы про бизнес либо про наемную работу?

– Никакой наемной работы! Только свои ошибки.

Наряду с долгом пришлось рассчитываться за аренду клуба, который я к тому момент открыл. Клуб мы устроили с Иваном Мешковым, он позже был пиар-директором «Рубина». Когда мы открывали этот клуб, в Казани не было ни 1-го спортбара. Я арендовал у собственной тещи на 3-ем этаже супермаркета 300 кв.метров, и мы устроили там спортбар, ресторан, казино. Окрестили «Плотиной». «Плотина» – так как самый пользующийся популярностью смешной рассказ, который мы друг дружке тогда ведали, был про бобров.

– Что за смешной рассказ?

– В лесу разбился самолет с анашой – все животные укурились. Не курил только заяц. И вот бежит заяц и лицезреет волка.

«Привет, волк!» – гласит заяц.

«Привет, бобер!» – отвечает волк.

«Да какой я для тебя бобер? Усики, хвостик, ушки. Видишь? Все заячье».

«Бобер, бобер! Ну, а если не веришь, пойдем у кого-нибудь спросим», – отвечает волк.

Идут они по лесу, а на встречу им лиса.

«Привет, лиса!» – молвят они.

«Привет, волк, привет, бобер!» – отвечает лиса.

«Да, не бобер я, не бобер!» – возмутился заяц.

«Бобер, бобер! – напористо отвечает лиса. – Ну, а если не веришь, пойдем спросим у мудрейшей совы».

Идут они по лесу далее. Лицезреют стоит дуб большой, а в нем дупло. Рядом на ветке, еле ухватившись за нее лапой, вниз головой висит сова. Вдруг сова открывает глаза:

«О! о! о! Привет, бобры!»

Пошло так, что вся наша большая компания, которая знала этот смешной рассказ, но, естественно, ничего не курила, приветствовала друг дружку: «Привет, бобры!» А где бобры собираются? На плотине. Потому, когда мы открывали свое место, так его и окрестили.

– Когда вы в конечном итоге рассчитались с долгами?

– Года два с половиной мне для этого пригодилось.

– Растолкуйте мне, почему вы находили заработок не в футболе? Почему после «Рубина» вы так никуда и не пошли играть?

– Вы понимаете, мне до сего времени раз за месяц снится сон: я на лавке запасных, рвусь на поле, а Бердыев меня на это поле не выпускает. Мне это снится 10 лет – ровно раз за месяц. Просто я себя представить вне «Рубина» не мог. Это уже спустя три-четыре года я сам для себя задавал вопрос: «Сережа, кретин, почему ты не поехал в другую команду? Ну в первую лигу хотя бы». А на тот момент у меня даже и в идей не было, что я кое-где буду играть в другой команде.

Это мой клуб. Меня папа сюда в 6 лет привел, показал, как мне необходимо доехать на троллейбусе до трамвая, на трамвае – до Соцгорода, где была футбольная школа «Рубин». Это была вся моя жизнь и я представить для себя не мог, что она может пройти где-нибудь в другом месте. Сначала карьеры на 3 года я уезжал в «Нефтехимик». Остальное – «Рубин» и только он. Такая вот пуля в голове была.

Шахматист

– Вы помните свое знакомство с Курбаном Бердыевым?

– Отлично помню. В «Нефтехимике» мы работали с тренером Виктором Антиховичем, и были как отец и отпрыск. Он был в экстазе от меня, ему импонировала моя брутальная игра атакующего заступника. Когда спустя годы он пришел в «Рубин», у нас тоже были примечательные дела. Но после первого круга я перезаключил договор с директором «Рубина» без ведома Антиховича. Я и не задумывался, что таковой вопрос нужно через него решать, но когда он вызнал, разозлился и начал меня плющить. Плющил весь 2-ой круг, я получил травму, а на сборах, когда уже излечился, он закончил ставить меня в состав.

А для меня быть на лавке погибели подобно. У меня на тот момент единственный случай был, когда очередной прошлый тренер «Рубина» Ирхин меня не выпустил в стартовом составе. Это было в 98 году, я выходил из подтрибунного помещения и задумывался, что вся Казань в меня пальцем тычет. Как это – Харламов и в припасе? Я был сгорбленный весь, посиживал в шапке, страшился глаза поднять. В конечном итоге Ирхин выпустил меня за 15 минут до конца и я всех на фланге просто порвал! И собственных, и чужих.

В общем, Антихович меня доплющил, мы друг дружку отправили. Дозаявка в первой лиге прошла, потому я играл здесь рядышком – в команде «Диана» (Волжск).

– Я жду, когда в этой истории появится Бердыев.

– После первого круга в «Рубине» сняли Антиховича, заместо него пришел Бердыев. Я приезжаю на центральный стадион, подхожу к президенту клуба Исхакову: «Камиль Шамильевич, возвратите меня, пожалуйста, в команду. Разногласия с Антиховичем закончились – его нет, я бы желал вернуться». «Что ты ко мне подходишь? Ты к главному тренеру подходи». Звоню админу: «Где Бердыев?» В аэропорту. Я сажусь в «Гранд Чероки» и на бешенной скорости лечу в аэропорт. «Здравствуйте, Курбан Бекиевич, меня зовут Сергей Харламов, прошлый капитан казанского «Рубина», у нас были разногласия с Антиховичем. На данный момент этих разногласий нет, желал бы быть для вас полезен». «Послезавтра приходи на тренировку». Послезавтра я прихожу на тренировку, два денька тренируюсь. Ломается правый заступник, Бердыев выпускает меня в стартовом составе. В раздевалке пацаны передают мне капитанскую повязку – очень трогательный момент. Мы сыграли 1:1, я возвратился.

– В чем основная сила тренера Бердыева?

– Бердыев – шахматист. Он величавый тренер, он переигрывает собственных оппонентов до матча, он очень хорошо расставляет акценты. Как тренер это, на мой взор, одна из величайших фигур нашего футбола.

Да, на данный момент я ярко выраженный оппонент Бердыева – из-за того, что Курбан Бекиевич до прихода Самаренкина управлял всеми процессами жизни «Рубина» в одиночку. Начиная от закупки товаров – я не преувеличиваю, – заканчивая футбольной школой. Во мне не гласит обида из-за того, что он убрал из команды нас. Я понимаю: если б он этого не сделал, может быть, «Рубин» не вышел бы на собственный нынешний уровень.

Я просто переживаю за то, что он на все наложил, выскажемся так, щупальца спрута и управлял сам. Не давая развиваться, во-1-х, воспитанникам местного футбола, во-2-х, местным функционерам. Скажем, в клубном интернате длительное время был изготовлен акцент на приезжих ребят. Я местный юноша, казанский. Я желаю, чтоб в Казани игрались футболисты из Казани, чтоб их тренировали тренера их Казани. А там были – откуда угодно, но не из нашего городка.

– Кто ваш возлюбленный игрок в нынешнем «Рубине»?

– Еременко и Карадениз. Потому что я не был умственным футболистом, мне нравятся умственные футболисты – Зидан, Месси. Еременко – это мозг «Рубина». Карадениз – его мотор, сердечко.

Курбан Бердыев: «Я смотрю «Барселону» и понимаю: это баскетбол»

Два договорняка

– Вы не застали в «Рубине» Романа Широкова?

– Нет и очень жалею. Думаю, у нас бы очень радостный тандем вышел.

– Широкова Бердыев винил в сдаче матча. Вас – винил?

– Меня лично – нет. Но паранойя такая у него, вправду, находится. Не знаю, как на данный момент, но в первой лиге он повсевременно подразумевал, что кто-то его сдает. Очень мнительный.

– Как вы восприняли историю про Бердыева и Торе?

– Я уже гласил и повторю кратко: дыма без огня не бывает. Я не исключаю, что такое может быть. Я знаю о многих делах, которые в «Рубине» творятся, знаю многих людей, которые участвуют в этих процессах. И вот поэтому представил, что дыма без огня не бывает.

Гекхан Торе: «Я уехал из Рф по очень суровым причинам»

– В 2008 году вы произнесли, что обмен меж командами «три очка на три очка» – это повсеместная практика. На каком основании вы так гласили?

– Как на каком? Я конкретный участник всего этого дела!

– Другими словами?

– Что «то есть»? Я футболист.

– Другими словами для вас приходилось играть в таких матчах?

– Да.

– Поведайте мне технологию: как это происходит?

– Я вас на данный момент обедом угощаю. Я приеду в Москву – вы меня этим обедом угостите.

– Это не то – это закон радушия.

– Все. Мы с вами условились об этом. И вас, и меня это устраивает.

– Почему это устраивало вас?

– Стоп! Я куколка.

– Есть же примеры, как футболисты, которых попросили сыграть договорной матч, отрешались. К примеру, прикидывались нездоровыми. Вы так не делали?

– Делал.

– Всегда либо время от времени?

– Один раз.

– А сколько раз не прикидывались?

– Два.

– Другими словами вы участвовали в 2-ух договорных матчах?

– Да.

– Как требуют сдать матч, вы растолковали на примере обеда. Кто просит?

– Кукловоды.

– Заходят в раздевалку и молвят?

 

– Всегда по-разному.

– Как вы засыпали в те два вечера?

– Нормально.

– Другими словами совесть вас не истязала ни тогда, ни на данный момент?

– М-м-м…

– Что за рабская психология? Вы были куколкой, но при всем этом гласите, что у вас ярко выраженные лидерские свойства. Многие фавориты в таких ситуациях возмущаются.

– Дважды я не возмущался, 3-ий раз – возмутился.

– И что случилось?

– Я окончил с футболом.

– Другими словами вы желаете сказать, что…

– (перебивая) нет. Вы задали вопрос, я на него ответил.

– В этих матчах о огромных деньгах шла речь?

– Нас средства не касались. Так необходимо было клубу.

– Когда «Рубин» выиграл бронзу, никто не веровал, что это изготовлено честно.

– Честно. В 2003 году не было ни 1-го договорного матча.

– Другими словами коленка Евсикова в бронзовом матче против ЦСКА для вас не показалась необычной?

– Нет. Это случайность. Я знаю это. Я отвечаю за это. Я ответил за три договорных матча и отвечаю за то, что говорю на данный момент. На мне было два греха, да. Но все эти матчи были не в 2003 году.

«Три на три»

– Тренер «Амкара» Рустем Хузин ваш близкий друг. Он станет огромным тренером?

– Я гласил для вас, что я на 100 процентов не тренер. Точно так же Хузин тренер на 100 процентов. Повторюсь: когда-нибудь я приобрету «Рубин». И вот когда я стану собственником клуба, сделаю все, чтоб тренировал «Рубин» Рустем Хузин.

– Хузин отдал голову на отсечение, что матч «Амкар» – «Анжи» был добросовестным.

– Рустем Хузин не участвовал в договорных матчах никогда.

– Игроком?

– Да. Но я знаю, что ничего не поменялось.

– То если чего-нибудть в этом матче было бы не так, он бы ушел из «Амкара»?

– Может быть.

– А вы этот матч смотрели?

– Да.

– И как?

– Футбол. Ну и снова: я отлично знаю Рустема Хузина.

– Когда в Рф будет зафиксирован хотя бы один договорной матч?

– Когда за него введут уголовщину. Когда это интервью будут читать футболисты, ни для 1-го из их оно не окажется откровением. Каждый футболист в Рф каким-то образом был причастен к договорняку. Когда я в первый раз гласил о схеме «три на три», один мой компаньон, который отлично знает, что договорняки в спорте есть, произнес мне: «Сереж, что-то ты палку перегнул. Все-же люди на стадион прогуливаются, а ты им – такое». Почему перегнул? Когда мы в бизнесе с тобой договариваемся о кое-чем, это нормально. Когда мы договариваемся об этом в футболе, это ненормально, так как мы обманываем зрителя. Мы выросли в этой среде. Чтоб для молодого поколения это не было нормой, чтоб и кукловодам, и куколкам вышибить это из головы, на данный момент нужно кого-нибудь показательно наказать – потому что наказали «Ювентус» в 2006-м. Нужна общественная порка.

Абрамович

– Вашим близким другом был Рустем Булатов. От чего он погиб?

– Мое личное мировоззрение: Рустем погиб из-за того, что не сумел приспособиться к жизни после футбола. Спортсмены – люди, которые находятся в оболочке. Которых подкармливают, поят, возят на автобусе, оплачивают билеты. Когда они выпадают из этой оболочки, почти всегда просто-напросто теряются. Рустем выпал из этой оболочки. И конкретно этот быт, задачи, бизнес – они его просто-напросто уничтожили.

В конце нулевых я организовал команду «Челси-Казань» – естественно, что начали в ней играть поначалу мы сами. Тот ужасный денек начался с того, что Рустем произнес: «Сереж, мне необходимо 200 тыщ рублей, чтоб закрыть долги по аренде магазина». Я отыскал эти средства и отдал ему. Вечерком – у нас игра. Он гласит: «Я 1-ый тайм отбегаю, а позже домой». Проходит минут 15 – он падает на поле. Я выбегаю: у него запал язык, держим рот. Скорой не было. А пока она приехала… Вскрытие делать не стали. Что оно нам даст?

– Если что-то генетическое, об этом принципиально знать его детям.

– Может быть. Но на тот момент мы об этом не задумывались.

Звонит Диляра – супруга Рустема. Я не могу поднять трубку, не знаю, как ей об этом сказать. В конечном итоге приехало телевидение, она выяснила об этом из новостей. Когда я приехал к ним домой после морга, она все знала. Рустему было 34 года, у него осталось двое малышей. С Дилярой у их очень романтичная история: они с первого класса совместно, с девятого стали встречаться. Это была такая безупречная семья… На данный момент Диляра работает у нас: она директор нашего спортивного магазина. И мы каждый год проводим детский турнир памяти Рустема.

– Молвят, в 90-х «Рубин» жил в адской бедности. В чем это выражалось?

– До того момента, как я был в «Рубине», все было относительно отлично. Но после того как я уехал на три года в Нижнекамск, «Рубин» реально бедствовал. Ребята в стаканах кипятили воду, клали туда сосиски – и получали ужин. Жрать реально было нечего, команда жила впроголодь. «Доширак» числился суперугощением.

– Что за команда «Челси-Казань»?

– Я страстный фанат «Челси» и Абрамовича. В то время Государственная академия футбола, которую организовал Абрамович, начала стелить искусственные поля по всей стране. В Казани тогда не было искусственных полей. Я начал общение с НАФ и, чтоб привлечь внимание, именовал команду «Челси-Казань». Вдруг Роман Аркадьевич услышит, что есть некий прошлый футболист, который именовал команду «Челси», и направит на нас внимание.

– Направил?

– Хехе, нет.

– Вы фанат Абрамовича. Почему?

– Человек – сирота с 3-х летнего возраста, но достигнул всего, чего желал в жизни. При всем этом скромен, обаятелен, не отдал ни 1-го интервью, живет потому что я бы желал жить.

– Так – это как?

– Жить в свое наслаждение, много времени проводить с возлюбленной дамой, детками, обладать футбольным клубом и не быть при всем этом политиком. Я всегда желал быть независящим. Абрамович сделал империю и ни от кого не зависит.

– Сколько просуществовал «Челси-Казань»?

– Команда проиграла год, поле НАФ нам не отдал, пришел кризис 2008 года. Позже я сменил вектор и мы организовали Казанскую академию футбола.

МММ

– Вы гласили, что два раза уходили из футбола. Когда?

– 1-ый раз – в 19 лет. Начало 90-х – вокруг движуха, перспективы, а «Рубин» играет во 2-ой лиге. В конечном итоге я уехал в Турцию, в город Самсун, жил там полтора месяца, занимался различными делами на рынке. Позже возвратился, а позже опять засобирался из футбола. Выручила спортивная экипировка «Адидас». Она тогда была большой редкостью, а в «Нефтехимике» выдавали игрокам. На данный момент это кажется дикостью, в это нереально поверить, но я поехал играть в команду только за спортивным костюмчиком. Задумывался, поиграю малость, костюмчик дадут и уеду. В конечном итоге задержался на три года.

Там мне, кстати, дали еще «Москвич-2141». Я перегнал его в Казань, продал и получил 7400 рублей. Еще 4000 добавить – и можно брать новейшую «девяносто девятую». Тогда как раз появилась 1-ая пирамида МММ. Моя мать и мой крестный папа, прошлый футболист, посиживали дома, смотрели графики и захотели поучаствовать. А у меня наличные средства на руках. Вцепились мне в гортань: дай. Я длительно отрешался, но все-же дал: никакой прибыли мне не нужно, просто возвратите через месяц средства. Дал, а через две недели пирамида разрушилась.

– Дулись позже?

– Не-е-ет. Это мать.

– Вы игрались и в первой, и во 2-ой лиге. Cамая одичавшая вещь, которую для вас там приходилось созидать?

– Не одичавшая – просто забавная. 1990 год. Кое-где под Самарой была птицефабрика, ее именованием была названа команда. Футбольное поле – реально в поле. Есть таковой мульт «Как казаки в футбол играли». Там, где они с британцами в футбол игрались, всюду вода, передают мяч они лишь на сухих пятачках. У нас на этой птицефабрике было то же самое: чтоб просто сделать передачу, необходимо было поначалу мяч подкинуть из воды, а позже – с лета сыграть.

Самое увлекательное – я в этом матче забил гол. Олег Миронов подал штрафной, я головой стукнул по воротам и – в лужу. При этом тормозил длительно – летел по этой луже метров 10 и тормознул исключительно в воротах. Позже нам устроили обед, на котором каждому дали по жареной курице. Просто курица – без салата, без гарнира.

Когда играл за «Нефтехимик», ездили в Суровый – на матч с «Эрзу». Это был 94 год, намедни войны. Когда «Эрзу» забил нам 1-ый гол, на трибунах стреляли из Калашниковых. Натурально палили в воздух – праздновали гол. Представляешь наши чувства? Когда уже мы забили гол, я очень очень обрадовался. Но Женька Ефремов гласит: «Ты че? Щас автомат на тебя наведут. Давай поспокойнее».

– Самый необыкновенный партнер в вашей карьере?

– Давид Ражо, которого Виктор Антихович привез в «Рубин», когда мы были в первой лиге. Ражо был черным, наполовину французом, наполовину африканцем. Темнокожий для Казани в те времена – это неописуемая экзотика. Мы с ним сдружились, он мне диск подарил – Джонни Холлидея. Бывает, даже на данный момент его слушаю.

– Вы гласили, что были помешаны на одежке.

– У меня до сего времени есть прикид Брэда Питта из «Большого куша» – он там играет Цыгана в кожаной шапке, помните? Когда поглядел кинофильм, купил для себя кожаную шапку. Пальто, клетчатые брюки и яркие башмаки у меня уже были – вышел натуральный Цыган. Как-то в «Плотине» я решил устроить торжественный вечер, на котором скрестил «Большой куш» и «Бойцовский клуб». Я натянул в центре зала канаты и сделал ринг, пригласил собственного друга-каратиста с черным поясом, позвал люд и мы три раунда дрались – с перчатками на руках и в шлемах. А выходил я на этот бой под Linkin Park.

– Для вас же приходилось драться на футбольном поле?

– Один раз. В первой лиге мы игрались со смоленским «Кристаллом». Соляник, их главный бомбардир, проходя мимо меня, наступил мне задними шипами на палец. Наступил специально – я его ранее агрессивно повстречал. Я поглядел на головного арбитру – не лицезреет. Тогда я прислал Солянику в пузо, тот заорал, мне проявили красноватую карту. В перерыве команда посиживала в раздевалке. А я слащавый очень: когда смотрю трогательные киноленты и даже мультики с детками, всегда плачу. Захожу в раздевалку и плачу – мне реально неловко перед парнями. Чуть не встаю на колени и прошу прощения у команды. Команда выходит на 2-ой тайм и вдесятером забивает три мяча. 3:0 мы побеждаем.


Афиша телешоу, которое Сергей Харламов ведет на казанском телевидении

Как Мхитарян

– Что еще не нужно делать юным футболистам, кроме того что не сдавать матчи?

– Не надо делать того, что вредит карьере. Не курить. Не пить. Не заниматься делом, как это делал Харламов. Необходимо очень концентрироваться на футболе. В донецком «Шахтере» есть футболист Генрих Мхитарян. Он живет на базе, у него нет машины, у него нет девицы. Если б у меня была возможность прожить вторую футбольную жизнь, я бы прожил ее потому что Мхитарян.

Я не удовлетворен собственной игровой карьерой. Про сон, где Бердыев меня не пускает на поле, я говорил. Чуток пореже мне снится очередной: не могу выйти на поле, так как у меня шнурки порвались. Вся команда на поле, разминается, а я не могу обуться и смотрю на их… Два этих сна повсевременно напоминают мне, что я не воплотил себя в футболе. Потому моя цель – воплотить себя уже не как игрок. Сделать успешную академию. Приобрести футбольный клуб. И управлять им в качестве генерального менеджера.

– Ваш постылый игрок современного футбола?

– Мне не нравится вообщем то, что происходит в футболе. Из игры джентльменов он перевоплотился в игру проституток и полумужиков, которые за красноватую карточку для конкурента готовы и плеваться, и за яичка друг дружку щипать. Потому я уважаю хоккей и регби. В хоккее ты снял краги – и или ты, или тебя. А в футболе тебя немножко толкнули – свалился, кувыркаешься, лежишь. Тот же Матерацци – просто скотина – спровоцировал величайшего футболиста в истории. Я бы на месте Зидана поступил так же. А ФИФА собственной политикой только провоцирует это позерство и блядство. Если я когда-нибудь ворвусь в управление русским футболом, желаю всех предупредить: я буду приверженцем джентльменского футбола. Мужского и правильного.

60-70 миллионов

– Вы уже трижды произнесли, что собираетесь приобрести «Рубин». Вы же так нужно мной шутите?

– Почему? Никогда. Покупка клуба – это единственный вариант придти в клуб. По-другому мне там не оказаться.

– Сколько средств для вас на это пригодится?

– Порядка 60-70 миллионов евро в год. А в покупку вкладывать ничего не придется: база принадлежит городку, стадион – тоже. Платить практически не за что.

– У вас есть эти 60-70 миллионов?

– Нет. Когда я окончил с футболом, в 31 год, поставил впереди себя цель: в перечне Forbes я должен быть в 40 лет. Хоть на 99-м месте, но непременно туда пробраться. На данный момент мне 39 – не успеваю. Понимая, что не успеваю, в прошедшем году мои сотрудники на денек рождения подарили мне зеркало, на котором написано «богатейшие люди России». Смотришь к него – и вроде как в перечне Forbes. Но на данный момент я отодвинул срок, когда должен туда попасть – до 43 лет. Думаю, за три года подтянусь.

Александр Мостовой: «Занятно следить, как тренером становится тот, кто никогда тренировать не собирался»

Дмитрий Булыкин: «В русских командах многие со всем смирились и не понимают, для чего им рвать жопу»

«Денег не платили. Но юноша из отеля произнес, что может приносить мне чего-нибудть с завтраков». Как живут неведомые легионеры из Рф

 

Ищете прибыльные предложения на доставку правильного питания на дом? Загляните на страничку Grow Food скидки.

Related Posts

Добавить комментарий