1xbet ru букмекерская контора официальный сайт

Сергей Ковалев ведает в интервью Sports.ru, как необходимо разговаривать с хулиганами в Челябинске, и как в один прекрасный момент собрал сумку и уехал в никуда, а сейчас в очень красивом стиле захватил чемпионский титул.

Фото: Kovalboxer.ru

Флойд Мэйвезер надевает все золото, что поблескивает, и идет к рингу. Денис Лебедев надевает берет десантника и идет к рингу, Бернард Хопкинс берет балахон палача и идет проводить собственный 100 000-й поединок. Сергей Ковалев ухитряется работать тоньше каждого из их. В США он остается челябинским боксером, каким вы его могли бы представить. Героем песен рэппера Басты и Сергея Наговицына. Лихач, он возит конкурентов по рингу, а собеседников по Челябинску и Северной Каролине.

ЧЕЛЯБИНСК, ХОПКИНС, БОКС

– На данный момент уже понятно, что вы деретесь с Клеверли, но сразу после вашего боя с Уайтом Владимир Хрюнов написал на собственной страничке в контакте «Ковалев – Хопкинс в декабре, в Москве»

– Я не знаю, как это достоверная информация. Слышал только-только Москва как бы как желает этот бой, но с Хопкинсом тяжело организовывать: он прикован к каналу Showtime, мной интересуется НВО. А с Клеверли все уже точно.

– Сами вы гласили, что готовы драться с Хопкинсом. Не спешите?

– Да мне очень любопытно побоксировать с ним, даже если получится, что я проиграю, то в этом не будет ничего стыдного, это спорт. Зато получу много опыта, и плюс Хопкинс это легенда, так что бой стал бы большим событием и принес бы средства, что тоже очень принципиально. Выходит много плюсов и никаких минусов.

– Но у вас была ситуация, когда пришлось боксировать 8 раундов с Буном, и вы признались, что утомились тогда, не ждали нагрузки.

– Я подошел к этому бою некорректно, тогда еще не было подабающего опыта. Боксировал голодный, за два часа уже ощущал себя голодным, а есть было вообщем не вариант, ну и совершенно негде, мы были уже в раздевалке. Мне тогда Эгис (Эгис Климас, менеджер Ковалева – прим. Sports.ru) принес пару бананов, я съел их, но с бананов сыт не будешь, после 5-ого раунда уже утомился, энергии не было.

– Как бы поели перед Хопкинсом?

– Как и перед хоть каким боем на данный момент. Во-1-х, должен быть пустой желудок, но ты не должен быть голодным, чтоб еда уже усвоилась. Если желудок начинает просить еду, на поединке не сосредоточишься. Во-2-х, ешь углеводы, продукты, которые дают энергию. Обычно я ем часа за четыре до боя.

– Вы как-то сами гласили, что снаружи не производите воспоминание массивного ударника. С этим что-то планируете делать: железо, набор массы?

– Я гласил, что не выгляжу очень убедительно, я не супермэн, но пока меня все устраивает. С железом работать нет в планах, так как, если я наберу массу, мне нужно будет перебегать в крузера, а мне там неинтересно.

– Что делать человеку с маленькой массой, чтоб очень лупить?

– Мускула должна быть пластичная и эластичная, я стараюсь вообщем не заливаться в плане набора массы. Я даже весов огромных не делаю. Лежа я 100 кг не нажимал никогда, но пока и без этого вроде справляюсь. Работаю в главном с своим весом: отжимания, подтягивания, брусья. Еще много времени уделяю растяжке верхнего плечевого пояса, делаю различные упражнения на растяжку мускул. Ну и позже в таких перчатках хоть какой может лупить. Еще много находится в зависимости от того, как верно тейпировать руки

– Для вас кто накладывает тейп?

– У каждого тренера обычно собственный стиль. Тот, который у моего, – не подходит. Я же, зная свои руки, некие моменты сам решаю: где потуже затянуть, где слабее, чтоб старенькые травмы не вскрылись. Выходит, что сообща с тренером это делаем

– Как вы пришли в бокс?

– Мне как раз сейчас позвонил компаньон, напомнил, что я ему нос разбил, когда мы только пришли в секцию. Я, правда, не помню этого, говорю, что не было такового. А вообщем, когда мальчуганами были, в принципе могли подраться: кто посильнее в классе, кто во дворе, кто на улице. Нередко выясняли, кто лучше. И в один прекрасный момент этот компаньон, который посиживал со мной за одной партой, гласит: «Я на бокс записался». Я говорю: «Да хорошо!?» Он: «Ну!». Я начал спрашивать, можно ли мне тоже, не веровал, что можно просто пойти и начать ходить на бокс. Мне это почему-либо кое-чем дальним, мистическим казалось, задумывался меня не возьмут. А у нас за школой был кинозал, и вот за ним около проходной Челябинского тракторного завода был спортивный зал. Я туда ранее прогуливался на борьбу, кое-где полгода, а позже уже на бокс попал.

Отлично помню, было 1 декабря 1994-го. Там тогда преподавал заслуженный тренер Беляев Альберт Николаевич, до сего времени в свои 85 лет там тренирует. Я пришел к нему, а у него был ассистент Сергей Владимирович Новиков. И он нас как-то выделил, начал с нами дополнительно заниматься. Растрачивал на нас личное время, освобождения мог дать от школы, а нам-то что, в школу не идти, – уже удовлетворенность. Новиков жесткий очень был как тренер, многие не выносили его напор. Там повсевременно и носы разбивали, и руки. Кто-то придет, одну-две тренировки походит и все, его больше не видно. А нам уже постыдно было уходить, мы на тех, кто уходит, смотрели уже как-то по-другому, начинали мыслить: ушел – сдулся. Воспитывали внутри себя нрав, а позже уже не захотелось уходить.

– И не уходили?

– Был момент, когда я оставлял бокс. У меня отчим погиб, а я его родным считал. Он меня воспитывал с 3-х лет. Его не стало, когда я четыре месяца прозанимался, хотя я к этому времени был уже вторым на городке, после полутора месяцев занятий. Мог бы первым быть, но по глупости проиграл. Мне тренер почему-либо гласил только левой рукою работать, а я напротив, обожал с правой лупить. Я сообразил это тогда так, что он этим желал включить мою левую руку.

Итак вот, когда отчима не стало, я уже осознавал и соображал, что происходит в жизни. Это была катастрофа для всей нашей семьи, тяжело было. Трениться не хотелось. Позже через некое время тренер начал приходить, гласил, что слезами горю не поможешь и т.д.. Он так практически через один день прогуливался ко мне месяца полтора. Кое-где мог ребят выслать, с кем совместно занимались, чтоб они меня звали и через пару месяцев я опять оказался в секции.

– А вы выходит из известного района ЧТЗ?

– Ну да, мы с хоккеистом Евгением Кузнецовым через двор жили. Я его лично не знаю, но брат у меня разговаривает с ним, у их там хоккейная компания.

ЧТЗ? Ну достаточно таки, жесткое место. В каждом городке ведь есть нехорошие и отличные места, у нас Ленинский и ЧТЗ числятся беспокойными районами. Там малышей и подростков обычно улица воспитывает.

– Вы какие уроки улицы запомните?

– Да много различного всего было. Однажды у меня у малого средства отобрали. Мне 10 лет было. Я газеты тогда перепродал, благопристойную сумму сделал. Иду домой, счастливый таковой. И на остановке я нарвался на беспризорников, они тогда у нас на районе самые крутые были, их все страшились. Они ножик достали, выкрутили все кармашки и забрали все, что я заработал. Тогда очень грустно, мне было, что ничего не сумел сделать против их. Позже, года 4 прошло, а я отлично их запомнил. Рассчитался с ними.

– Как?

– По-мужски!

– Вообщем было такое, чтоб бокс выручал в критичной ситуации?

– Много раз. Один момент могу поведать. Поздно ночкой, по зиме, застрял в снегу. Педалью газа раскачиваю машину и пробую выехать из ловушки. Вокруг ни души. Одна темень. От горячего воздуха печки возжелал пить, печка у меня очень отлично топила. Метрах в 30 от меня стоял ларек, от которого на весь тот район светила лампа Ильича. Думаю, пойду, воды куплю. Зашел в ларек, следом за мной зашли два парня. Один мне: «Дай 10 рублей». Я ему: «Я для тебя не банкомат!» Если б они по-людски попросили, вопросов бы не было. Выхожу, они «иди сюда», я сообразил, что они очевидно не побеседовать желают, пришлось пробить одному «двоечку», другой – бежать. Я пошел далее пробовать выехать. Смотрю в окно – идут. Человек, наверняка, 8-10 было. Честно, ужаснулся тогда, вся жизнь перед очами промелькнула. Пришлось выйти, по другому я, может быть, навечно в той машине и остался бы. Попробовал отговориться, что типа это не я и в таком роде. Но они кинулись, пришлось действовать по ситуации. Не напрасно нас тренер на тренировке сразу против двоих-троих в спарринг сставил Троих я положил и здесь вспомнил, что в машине под сиденьем у меня было, чем отмахаться. И когда я к машине двинулся со словами, что на данный момент всем конец, они разбежались в различные стороны, кто еще мог бегать. Здесь же проезжали мимо два парня, посодействовали мне вытолкнуть машину. Я им порекомендовал уезжать побыстрей. Произнес, что на данный момент придут друзья вот этих, кто загорал на снегу тогда под лампой Ильича.

Это позже уже до меня дошло, что те 1-ые двое могли мне посодействовать вытолкнуть машину за эти 10 рублей. Находчивее необходимо быть.

– Если завтра окажусь в районе ЧТЗ, какой совет вы мне дадите?

– Заехать на Птичий рынок и передать парням в администрации большой привет от меня! Тогда и нормально все у вас будет.

ТРЕНЕР, ЛЮБИТЕЛИ, Наша родина

– На данный момент, наверняка, лишь на тренировках достается?

– Бывает такое, если уже вялый встаешь в спарринг, прилетают удары, когда ты вроде видишь их и понимаешь, что мог бы уйти, ответить, а сил уже нет. Немощным фактически ощущаешь себя. Мускулы так забиты, что вообщем никак. Когда я понимаю, что мне это идет в ущерб, снимаю перчатки, говорю: «Стоп, хватит».

– Вы сможете сами приостановить свою тренировку?

– Во-1-х, я уже в том возрасте, когда могу давать сам для себя работу. Я чувствую собственный организм, потому кое-где могу для себя дозировать нагрузку. Тренер? Ну, он же взрослый человек, я взрослый человек, как он может меня заставлять что-то делать, если я уже не могу трениться от вялости. По сути, неплохого тренера тяжело отыскать и подобрать, мне необходимо, чтоб была согласованность. Может быть, мы с Абелем Санчесом потому и расстались: он не ощущал мое состояние.

– Не боитесь навредить для себя, тренируясь без помощи других?

– Всегда лучше и увлекательнее трениться, когда рядом спец. Я не отрицаю, что у меня нрав специфичный: мне с кем-то трудно, тренеру со мной бывает трудно. На данный момент мы работаем с Джоном: он свое не гнет и мне комфортабельно с ним работать.

Я очень отлично помню собственного тренера в любителях Рощенко Владимира Викторовича, он очень сильное воздействие на меня оказал, поменял почти во всем. Он знал, как со мной работать. Я его тогда очень уважал, а для меня авторитет огромную роль играет.

Я в 2000-м с ним начал трениться, и он за полгода добавил мне столько много новых примочек. Если я на первенстве Рф боксировал, с наилучшими справлялся, но очень тяжело было. После работы с ним стал намного легче многих на Рф проходить. При этом это все вокруг лицезрели, гласили: «Ничего для себя как ты добавил». Я его звал сюда тренировать, но ему летать нельзя на длинноватые расстояния. Он мне и к бою с Уайтом помогал готовиться, когда я был в Челябинске.

– Почему нельзя остаться и работать с ним в Челябинске?

– Сильно много всего отвлекает. Много бытовых заморочек сходу: семья, родственники, друзья. Времени на настоящие тренировки не всегда остается. Плюс экология, фабрики. На данный момент попробую массажиста из Челябинска привезти на бой в Великобританию, он отлично работает, знает мои проблемные места…

– Вы гласили, что ушли из любителей из-за конкуренции с Коробовым и Бетербиевым? Почему? Почему нельзя было побить соперников?

– Как соперничать, когда ты выходишь в конец, боксируешь и даже когда выигрываешь, руку все равно не для тебя поднимают. Я помню, как мы в Самаре с Коробовым боксировали. Вышли, 1-ый раунд ровно прошел, сажусь в угол, и 4 очка уже лечу. С Бетербиевым тоже помню, как на Рф в Якутске стояли. Я выигрываю 23-22 за две секунды до конца боя. Заходим в клинч, бой кончается, ему в момент гонга дают +2, я проигрываю 23-24. Тогда все присутствующие в зале это лицезрели. Мониторы со счетом с каждой стороны ринга стояли. Счет обновлялся одномоментно, при нажатии кнопок арбитрами. Не потому что на данный момент.

Конец в Калининграде. Я попадаю на местного, а мне всегда не везет в таких ситуациях. Единственный местный в конце мне достался. Я прочно так бью его, арбитр добить не дает, и в конечном итоге дали снова ему. Меня после чего на сборы не вызывали, хотя я вторым на Рф был. Сообразил, что ловить мне особо нечего.

Вдруг предлагают в профи, я-то особо не задумывался никогда и не рассчитывал, а здесь молвят, поехали в Америку, посмотришь. Думаю, поеду, посмотрю.

АМЕРИКА, Авто

– Кто предложил?

– Были знакомые, которые знали моего менеджера. В принципе я бы мог года на полтора ранее уехать, звонят мне: «Надумал?» Давайте, приеду. Сам думаю, может, хоть к Рф подготовлюсь с специалистами. Наша родина тогда в Ростове-на-Дону была в 2009 году. Дорогу мне оплачивали. Думаю, что я теряю, а когда приехал уже, сообразил, что тут перспектив больше, чем в любителях в закрытые двери биться.

– После Челябинска в США, как воспоминания?

– В New-york, когда попал, там здорово, но 1-ые полгода мы жили в Северной Каролине в деревушке некий. Там вообщем пустота. Ты ощущаешь, что ты один в чужой стране, ты стопроцентно от кого-либо зависишь. Кое-чем напоминало кутузку режима поселения. Слава Богу, я там не был, но представление имею. Позже терпение лопнуло, я звоню Эгису и говорю: «Давай будем поменять место тренировочного лагеря! Я здесь устал». Эгис гласит: «Куда ты хочешь?» Я говорю: «В Лос-Анджелес». Мне тогда казалось, что там больше всего боксеров, там все происходит. Туда прилетел, потренировался, месяца три. С новым тренером не отыскали осознания. Он был на 7 лет меня старше и как-то стал пробовать в друзья набиваться, а с друзьями у меня могут быть только дружественные дела. И из-за этого тренерский авторитет стремительно утратил, мы начали уже шуточки всякие шутить, я мог как-то и приколоться над ним, кое-где даже подзатыльник ему дать, ну и в таком роде. Пришел денек, когда я сообразил, что нужно нам разбегаться. Эгис мне тоже гласит, что тут дескать, на месте стоим. Вот именно в этот момент, под его управлением, я провел самый тяжкий собственный бой в карьере, бой с Дарнеллом Буном.

– На данный момент все устраивает?

– Нормально. Кое-где мне Джон может дать подсказку, но мне нужно нового чего-то, я каких-либо новых примочек желаю выяснить, вооружиться кое-чем еще. По любителям когда ездишь на сборы, там очень любопытно. Приезжаешь, в парах стоишь с различными ребятами. Стоял с Гайдарбековым, с Мишиным, с Макаренко, пропустишь какой-либо противный удар но усвоишь, как конкурент его провел, пытаешься сам использовать, повторить. Таким макаром, опыта набираешься. Мишин очень обожал левой догонять после атаки конкурента.

– У вас было два поединка в Рф, про 2-ой все стараются не вспоминать.

– Да, я уже все произнес, больше ничего добавлять не желаю.

– Ворачиваться на ринг трудно было?

– 1-ое время было трудно, задумывался боксировать либо не боксировать далее. Вдруг повторится, либо я также могу оказаться на месте собственного конкурента. Позже с течением времени отошел. Очень меня друзья поддержали, я сообразил, что нужно далее выступать.

– В принципе бокс много смотрите?

– Времени практически не остается. Такого же Уайта я поглядел исключительно в бою с Сухотским несколько раундов, утомился длительно глядеть, надоело. Мне много не нужно, чтоб осознать, какого плана боксер. Когда юными были, пересмотрели уйму всего. Тренер повсевременно давал нам кассеты, диски, гласил на кого ориентироваться. Мы тогда много Роя Джонса смотрели, Томаса Хирнса, Костю Цзю. Тренер всегда старался гласить, кому у кого что перенимать. Включит такого же Хирнса, мне гласит «Ковалев, смотри, ты длиннющий, худенький для тебя нужно так же пробовать работать». У Роя Джонса мне очень левая рука нравилась. Как он ей щелкает! Я сколько ни пробую, у меня пока не выходит так подорваться.

– От последних конкурентов что-то удавалось перенять?

– Нет, меня это и беспокоит. Бои проводишь, а чего-нибудть нового не прибавляется. В Челябинск последний раз в этом смысле отлично съездил. Поработал с Рощенко, он мне сильно много из старенького освежил в памяти.

– У вас сильно много фото с собачкой, это…

– Это Пикки, мы его с супругой из приюта забрали. Смешной он очень, потрясающий пес. Я поменял мировоззрение об этих собаках. Есть другие Йорки, мне они не так нравятся, а этот… как сказать- то… точный он. Мы отыскали его через Веб. Пришли в приют для животных за ним, там поведали, что он к ним попал со сломанной лапой, принесли подлечить, обещали ,что через неделю придти, забрать и оставили. А мы приютили парня. Ему было три месяца, он был 1,8 кг, а на данный момент уже 5,5 весит.

– В какую категорию желаете его вывести?

– Да пока пусть набирает просто, разъедаться в особенности все равно не даю ему. Гоняю, когда есть время. После бега он подоброс мускулами. Поражает тем, что он умный, не пустолайка и встречает меня, и знает, как у супруги сигнализация машины откликается и, когда я приезжаю, слышит.

– На чем приезжаете и на чем желали бы приезжать?

– Много на чем ездил, на Мерседесах, на БМВ, желаю еще на Лэндровере испытать прокатиться. На данный момент у меня Фольксваген Джета. В эталоне я бы желал, чего-нибудть типа Мерседеса S либо Е-класса. А если без ограничения суммы, то, наверняка, Бентли купе. Хотя мне пока такие понты не необходимы. Да, я люблю быструю езду, но тут, в США трудно с этим из-за правил. Очень недешево выходит

– Я как-то на Ferrari Проехался. Просто попросил знакомых парковщиков, они разрешили кружок сделать. Машина обезумевшая, естественно, но я так и не сообразил особо ничего. На ней необходимо на трассу выходить. Ну и обладателя машины не знал, что-то случись, я бы мужчин подставил очень.

– Издавна водите?

– 1-ая машина у меня была ВАЗ 21013. Отец подарил, когда мне лет 19 было, нравилась очень. Я туда мерседесовские сидения поставил, смотрел за ней. Уделял ей, наверняка, больше внимания, чем для себя. Едешь, средств воды для себя приобрести нет, зато на машине. В другие городка на ней нередко ездили на лыжах кататься, на турбазы.

– Сможете вспомнить 1-ый гонорар?

– Да каких-либо суровых гонораров пока не было. Я три года боксировал безвозмездно. Меня содержал менеджер. 1-ые живы средства я получил за Лайнела Томпсона. Тут же как, допустим, я получаю 8 тыщ баксов. Ты платишь тренеру, менеджеру, платишь налог, платишь федерации. В остатке у тебя 40% от гонорара. Мне до сего времени продолжает помогать Эгис, он пока не берет свои проценты. Также помогают друзья, находят мне спонсоров. Саша с Челябинска помогает, оказывает финансовую поддержку при подготовке к боям. Отдельный ему привет!

Если попасть на НВО, боксировать в основных боях вечера, здесь уже можно будет что-то зарабатывать.

Интервью в первый раз было размещено на Sports.ru в июне этого года.

Лупил, бью и буду лупить. Как у Рф появился новый фаворит мира в боксе

Related Posts

Добавить комментарий