1хбет зеркало казино

Посреди нулевых Паскаль Менди отыграл полсотни матчей за столичное «Динамо». Дебютный сезон сенегальца начался с того, что недалеко от Петровского парка трое неведомых избили его и отняли сумку с формой. На последующий денек Менди просил управление приобрести ему билет на родину, но в ответ получил машину с телохранителем, успокоился и остался в Рф.

Последние три года Менди живет, играет в футбол и становится героем более резонансных историй в Беларуси.

– Больше всего меня шокировала ситуация в матче с «Шахтером», – вспоминает Менди. – Понимаешь, это случилось прямо на футбольном поле. Мы боролись за мяч, и здесь их игрок отталкивает меня и гласит: «Не трогай меня, темная обезьяна». Что же все-таки это такое? Но это еще не все. Матч завершился, и здесь тот же игрок вкупе с одним из собственных партнеров догоняет меня и продолжает травить: «Что, темный, проиграли?» Я отмахнулся и получил за это красноватую карточку, а этих двоих арбитр не наказал.

Ребята из команды меня поддержали, они тоже были шокированы и понимали, что мне неприятна эта ситуация. Они гласили: «Не обращай внимания, ты нам нравишься, мы любим тебя, для нас все люди равны, цвет кожи не имеет значения». Когда в этом году мы опять игрались с «Шахтером», я отказался пожать руку тому парню. Я разочарован, и до сего времени не могу осознать, для чего он так поступил.

У нас в Африке уважают всех людей, цвет кожи не может оказывать влияние на отношение к человеку. Мне бы даже в голову не пришло оскорблять человека просто из-за того, что у него другой цвет кожи. Поверь, в моей жизни есть вещи, которые еще увлекательнее всего этого. Расизм – для глуповатых людей.

<br>

– Помните, как оказались в «Динамо»?

– Я был дома в Сенегале, когда мне позвонил знакомый агент и произнес: «Будь готов, есть возможность испытать себя в России». Поначалу мы поехали в Турцию – там «Динамо» готовилось к сезону – я приглянулся тренеру, и меня взяли в команду.

– Самый умопомрачительный человек, которого вы встречали в «Динамо»?

– Для меня это 1-ый тренер, Прокопенко. Очень неплохой человек, здорово посодействовал мне, когда я только привыкал ко всему в Рф. Когда ты только приходишь в новейшую команду, для тебя нужна поддержка и доверие, Прокопенко это осознавал – благодаря ему, я сумел стремительно приспособиться.

«Когда я произнес слова, которые слышал от Бесчастных, мой друг произнес: «Никогда больше это не повторяй»

– При вас в «Динамо» сменилось восемь тренеров – кто, не считая Прокопенко, запомнился больше всего?

– С Гржебиком все было как-то удивительно, мы фактически не общались. Позже пришел Бондаренко – неплохой тренер, он длительно работал в Африке, и это о многом гласит. Бондаренко умел отлично мотивировать, всегда находил нужные слова – в их не было ничего такого особенного, но все равно приятно, когда тренер гласит, что ты наилучший, и серьезно рассчитывает на тебя. После него пришел Романцев. Я знаю, что он многого достигнул в Рф, но навряд ли удивлю каким-то необыкновенным рассказом о нем. Наверняка, если б я тогда хоть незначительно знал российский, со мной было бы увлекательнее гласить об этом.

– Когда вы начали осознавать 1-ые слова на российском?

– Когда в команду пришел Бесчастных. Он был одним из самых радостных ребят, которых я лицезрел в «Динамо» – шутил на тренировках и повсевременно что-то гласил. Какие-то слова он повторял очень нередко, и я стал их запоминать. Однажды я решил изумить собственного компаньона из Сенегала, который издавна жил в Рф, и при встрече произнес слова, которые слышал от Бесчастных. Задумывался, он будет впечатлен тем, что я начал гласить на российском, но 1-ое, что он произнес: «О, мой бог, никогда больше это не повторяй».

– Против какого нападающего в Рф играть было труднее всего?

– Пожалуй, я назову человека, с которым играл в одной команде – Огнен Короман. Просто против него мне приходилось играть еще почаще, чем против нападающих из других команд – на тренировках чувствовалось, что он очень неплохой нападающий.

– Чем вас больше всего изумила Наша родина?

– Мы собирались ехать играть с «Зенитом» в Санкт-Петербург, и незадолго ранее я вызнал, что там был убит студент из Сенегала. Я был потрясен. Ранее мне ведали, что Петербург брутальный город, и я старался не высовываться из отеля, когда мы приезжали туда играть, но кто же мог пошевелить мозгами, что все окажется так серьезно.

– Если б «Зенит» предложил для вас договор, согласились бы переехать в Петербург?

– А почему нет? В конце концов, на тренировках и во время матчей футболисты в безопасности, а после просто сходу шел бы домой. По сути я достаточно стремительно удостоверился в том, что Наша родина – не самая миролюбивая страна для ребят вроде меня. Потому и в Москве фактически все свободное время я проводил дома, после тренировки – сходу домой, после игры – точно так же.

«Я достаточно стремительно удостоверился в том, что Наша родина – не самая миролюбивая страна для ребят вроде меня»

– Гарри О’Коннор говорил, что его повсевременно желали одурачить – то таксисты, то полицейские. Сталкивались ли вы с схожими неуввязками?

– Время от времени меня останавливали полицейские, чтоб проверить документы. Ничего такого особенного – некие даже узнавали меня, когда лицезрели имя: «О, Паскаль, нет вопросов, можешь идти». А машину в Москве я никогда не водил, так что на дорогах заморочек тоже не было.

– Еще О’Коннора изумил размером премиальных, которые платили в Рф. Наибольшая сумма, которую получали вы?

– Удивительно, что он был удивлен, обычно же все понимают, что футболисты в Рф отлично зарабатывают. Помню, нам как-то заплатили по 10 тыщ баксов за победу над «Сатурном».

– Почему после «Динамо» вы решили поехать в Литву? Были еще какие-нибудь варианты?

– Еще был вариант с «Хартс», но агент, с которым я тогда работал, произнес, что для меня будет лучше перейти в «Каунас». Так и вышло – это были отличные времена для меня.

– Чем конкретно запомнился «Каунас»?

– У нас в составе было много ребят-легионеров, и вкупе мы были большой дружной компанией. Боулинг, рестораны, мы фактически все свободное время проводили вкупе, и это было очень забавно. Может быть, это было как раз то, чего мне всегда не хватало в Рф. Но, где бы ты ни оказался, всегда остаются и не самые наилучшие мемуары. В один прекрасный момент во время матча в Литве я тоже столкнулся с расизмом – болельщики демонстрировали мне банан и повсевременно издавали одни и те же звуки: у-у-у. Но тогда я не стал на это реагировать, просто продолжал играть в футбол, а позже сходу пошел в раздевалку, чтоб остыть и успокоиться в душе. Мне было грустно, но я осознавал, что все равно ничего не смогу сделать.

– Почему Жозе Коусейру проработал в «Каунасе» всего несколько месяцев?

– Жозе – неплохой тренер. Он много разговаривает с футболистами, повсевременно шутит, на его лице всегда ухмылка – очень положительный человек. Почему его уволили так стремительно, я не сообразил. Уверен, всем нравилось с ним работать.

– Матч в составе «Каунаса», который вы вспоминаете до сего времени?

– Это была квалификация Лиги чемпионов, и мы попали на «Рейнджерс». Я был потрясен, когда оказался на стадионе в Глазго. Это непередаваемые чувства, когда ты выходишь из раздевалки и видишь переполненный стадион, болельщики там не смолкают все девяносто минут, обезумевшая энергетика. До этого я никогда такового не лицезрел. Да, в Рф стадион может заполниться на матчах ЦСКА – «Спартак» либо «Спартак» – «Зенит», но по атмосфере это не сравнится с Шотландией.

«Болельщики в Литве демонстрировали мне банан и повсевременно издавали одни и те же звуки: у-у-у»

– Вы уже 3-ий год живете в Беларуси, какое воспоминание на вас производит эта страна?

– Мне нравится, Минск и Брест – хорошие городка. «Торпедо» уже 3-я моя команда, но я не могу сказать, что в 2-ух прошлых меня что-то не устраивало. Даже в «Партизане» мне нравилось, хоть команда в тот год и вылетела в первую лигу. А в Жодино, к примеру, я пересекся с Сергеем Гуренко, против которого играл еще в Рф – уверен, из него получится неплохой тренер.

– Заморочек с тем, чем занять свободное время, не появляется?

– Нет, временами я встречаюсь с другими ребятами из Африки, которые играют тут. Можем пойти в ресторан либо приготовить чего-нибудть национальное прямо дома. Время от времени могу выкарабкаться в клуб потанцевать, время от времени меня зовут куда-нибудь партнеры по команде. Никаких заморочек, мне не надо посиживать дома, боясь за свое здоровье, хотя проблемы тут тоже случались.

– К примеру?

– Когда я играл в Бресте, одноклубник пригласил команду на банкет. Дело было в одном из клубов, и ко мне привязался некий юноша, я отдал осознать, что мне это неприятно, он предложил выйти и решить делему один на один. Окей, никаких заморочек – мы вышли и начали драться.

– Чем все завершилось?

– Ему досталось – я же в неплохой форме. Позже он побежал за своими друзьями и предлагал продолжить стычку, уже против меня и моих друзей. Я произнес, что так не пойдет, мы же вначале уславливались решить все один на один. Надеюсь, эта история его чему-нибудь обучит.

Андрей Пятов: «В нас кидали камешки, а рядом стояли милиционеры и плевали под ноги»

Иван Старков: «Филатов гласил, кого ставить в состав? Да, так и было»

Фото: torpedo-belaz.by, saturn-fc.ru, REUTERS/David Moir

Related Posts

Добавить комментарий