1хбет актуальное зеркало на сегодня

Никита Мелкозеров – о дворовой ностальгии.

«Одно касание»

Замечательная в собственной простоте игра. Просит всего только стены, мяча, участников и их страстного желания одолеть. 1-ый игрок наносит удар. Мяч упруго ударяется о стенку. 2-ой участник должен сыграть на отскоке первым касанием безо всяких там подработок. И т.д.. Зависимо от количества соревнующихся.

Участник, который не добил до стенки либо не попал в нее, получает 1-ый минус. После 5-ого – он вылетает. В неких дворах заместо минусов использовались буковкы, составляющие слово «козёл». Человек, который становился «козлом», вылетал. В общем, те же 5 минусов, только более досадные ввиду детской злопамятности. Если было надо уничтожить больше времени, ребята игрались в слова подлиннее. В «придурка», к примеру. Либо «дебила конечного», если совершенно нечем было заняться.

Самыми пользующимися популярностью стенами для игры в «Одно касание» были те, что принадлежали трансформаторным будкам. В детстве казалось, как будто эти будки специально установлены хорошими дядьками из ЖЭСа для нас. Поэтому как их прямого предназначения никто вообщем не осознавал. А некие не понимают до сего времени.

Если к трансформаторной будке прилегал участок со сложным ландшафтом, жить становилось еще увлекательнее. Поэтому как увеличивалось количество методов «засадить» собственных конкурентов. Можно было навести мяч по касательной к какому-нибудь подъезду. Либо стукнуть сильнее, чтоб он отлетел подальше в ямы. Наш двор позволял извращаться по полной программке.    

Самые горячие споры, непременно, появлялись в этом случае, когда мяч отчаливал на крышу трансформаторной будки. Сначала все решали засчитывать ли это как попадание. Позже определяли альпиниста. Часто методом демократии насильственных выборов. Годы образовали в плитах, составлявших стенку, выемку, куда ставилась нога. Рукою стоило цепляться за водосток. Так производилось восхождение. В это время оставшиеся участники «одного касания» могли отыскать новый метод для спора и подраться.

Вот будка из нашего двора. Отпечатки мяча наводят на мысли об искусстве и гневе работников ЖЭСа, которые белили стенку.

«Собачка»

Слово из детского лексикона. Повзрослев, мы фактически не стали им воспользоваться. Как и, к примеру, словом «щетка», которым определяли внутреннюю часть стопы. Сейчас все молвят «щека». И «носок» заместо «пыр».

В общем, когда хозяева позволяли, мы игрались с их собаками, перепасовываясь мячом. Глубинного смысла в этой забаве приблизительно ноль. Он формулируется просто: не дать псу мяч. Правда, играть с для себя схожими было прикольнее. Овладев мячом, друг не начинал грызть его в надежде прокусить камеру либо отхватить для тебя полкроссовка, который не так давно купила мать и повелела сберегать. Друг просто занимал твое место. Приходилось вступать в отбор.

Если мяч требовалось задерживать, перекидывая его руками, то игра могла получиться унисексовой. Если использовались только ноги, то игрались только любящие футбол мужчины.

В принципе, «собачка» – это детский вариант «квадрата», который на ограниченном участке поля разыгрывают проф футболисты. Хотя размеченный кусочек поля – это некруто. Вот в детстве было круто. Играя в «собачку», мы использовали весь двор. Один из наибольших в районе. Так что с мячом можно было оказаться в совсем хоть какой его точке.

«Квадрат»

Вот он! Вот он реальный «квадрат»! А не та «собачка» на пафосе, которую демонстрируют операторам и фотографам на открытых тренировках проф команд.

Как ни удивительно, для игры в «квадрат» нам нужен квадрат. В неких дворах его отрисовывали краской. Вариант (кстати, «вариант» – любимое слово Владимира Новицкого) «разам и назаўжды». Правда, люксовый и очень редчайший. Почаще встречался динамовский вариант. «Квадрат» играл на асфальте и размечался мелом. Иногда на стоянках, что добавляло в жизнь экшна. Удирать после попадания мясом в чью-то машину было захватывающе. Даже пилоты Формулы-1 не вырабатывают столько адреналина, как нашкодившие соседские детки в попытках спастись от наказания.

Еще почаще квадрат отрисовывали на земле либо гравейке пяткой лидского кеда. О, эти лидские кеды из 90-х! Это не обувь, это монумент стойкости и вечности. Если сегодняшним адидасам дать тогдашнюю нагрузку, они заговорят человечьим голосом и попросят сдать их назад в магазин.   

Квадрат делился на четыре подквадрата, которые представляют собой игровые зоны участников. Посредине рисовался круг. Ведущий вводил мяч руками через этот круг на искосок. Принимающий игрок мог позволить ему удариться о землю всего раз. В принципе, механизм, как в теннисе. Мяч можно было заслать на неприятельскую четверть первым касанием. А можно было чуток пожонглировать им. Весь смысл происходящего сводился к последующему: мяч должен два раза удариться о землю в чужой четверти.

Если мяч не попадал в чью-то четверть, бьющему засчитывался «аут». 5 минусов – поражение. На место проигравшего влетал новый игрок. И желающих, нужно отметить, всегда было много. «Квадраты» во дворах собирали такие длинноватые очереди, как на данный момент могут собрать разве что кассы супермаркетов в канун новогодних праздничков.

«21»

Игра для техничных ребят. Фристайлеров, вроде бы на данный момент произнесли. О, кстати, если вы, услышав слово «Freestyler», улыбаетесь и произносите про себя «рака-мака-фо», означает, мы росли в приблизительно одно время.

В 21 (произносится «двадцать одно») нужно играть последующим образом. Требовалось набить по 21 разу фактически всеми частями тела. Сначала стопой, после коленом, после кулаком, после головой. Если сбиваешься, ход перебегает другому участнику. Позже ожидаешь собственной очереди, чтоб набрать 21 балл. В случае если потеряешь мяч, набив его только раз, можешь выполнить еще одну попытку. Если потеряешь мяч, набив его 20 раз, все набранные очки сгорают, а ход предоставляется конкуренту.

Когда все базы пройдены, требуется показательное выступление. Последовательное жонглирование стопа-колено-кулак-голова-кулак-колено-стопа. И все – ты повелитель! Тогда был популярен сериал «Горец». Оттого, победив, мы обширно разводили руки и изображали Дункана Маклауда в момент передачи ему силы поверженного конкурента.

«Тысяча»

«Тысяча» – это футбол на одни ворота с некими примесями. Две команды. В каждой по три игрока. У каждого по три удара. За гол с касанием вратаря начисляется 50 очков, за незапятнанный гол – 100, за попадание в штангу – 150, за гол от штанги 200, за попадание в перекладину 250, за гол от перекладины 300, за попадание в крестовину – 350, за гол от крестовины – 400. Ну, у нас вроде было так.

В различных дворах правила были различными. Кое-где в воротах занимали место все игроки команды. Кое-где – один. Если вратарь отбивал мяч, и он оказывался у бьющей команды, начинался футбол. В тех дворах, где употреблялся один голкипер, его партнеры во время удара размещались за штангами, чтоб быть готовыми вступить в игру.

Обороняющаяся команда могла брать мяч в руки в границах собственной штрафной. А она рисовалась испытанным способом… Естественно, пяткой лидского кеда. Даже, когда я повзрослел, лидские пиво и дамы нравились мне меньше, чем лидские кеды в детстве.

Игра в «Тысячу», как в футбол, была связана с еще одним экстремальным занятием. А конкретно спасением мяча. Не все детки в Масюковщине уродились с четким ударом. Оттого мяч периодически залетал за ворота. А за футбольными воротами в микрорайонах города-героя может быть все, что угодно. От лавочки с сидячими на ней бабушками и дороги до портала в другой мир.

У нас были личный сектор и стоянка. Жители личного сектора могли браниться. Но не были небезопасны. А вот стоянка – да. Поэтому как охраняла ее озлобленная слабенькой нервной системой собака породы «Дворкстерьер». Барбос по ходу был против программки спортивного развития цивилизации и всячески на нас бранился. Но выбор меж способностями «оказаться в пасти зверя» либо «быть отруганным мамкой за потерянный мяч» не стоял. Оттого часть ребят отвлекала пса, а владелец мяча либо создатель неточного удара стремительно сигал через забор и бежал-бежал-бежал. В общем, «Миссия невыполнима». Том Круз бы обзавидовался.

«Голова»

Наверняка, самая азартная детская игра. Наверняка, так как всегда играла на «жопу». Так у нас повелось. Инстинкт сохранения всячески давал подсказку, что превращать свой филей в отбивную совсем не стоит. Оттого мотивация не проиграть была предельной.

Игра всегда проводилась с огромным количеством участников. 1-ый вратарь определялся испытанием на меткость. Было надо попасть в штангу. Тот, кто попадал последним, занимал место в раме. 5 пропущенных мячей – и жопа. В фигуральном и буквальном смыслах.

Существовал и очередной вид наказания. Правда, для ребят помладше, которым было стремно играть на «жопу» и оказаться заруганными мамкой. Именовалось «яйцо». Проигравший зажимал мяч меж коленей либо бедер и нес его до дерева и назад, или определенное количество шагов без разворота. Прыжки воспрещались. С мячом меж ног приходилось делать  шаги. Проигравший со стороны был похож на готового родить пингвина. Все смеялись. В детстве вообщем было больше поводов для хохота, чем на данный момент.

Но не сущность. «Голова». Забивать можно было только, необычное дело, головой (игра, в какой разрешались удары хоть какой частью тела по летящему мячу, называлась «Навес»). В случае попадания мяча в штангу либо перекладину, разрешался удар ногой. Участники имели право на одно касание. Завладев мячом, вратарь получал возможность выбивать им конкурентов. Если после касания кого-либо из игроков, мяч вылетал за линию, участник, который не сумел увернуться, становился в раму.

Если вратарь, отбивая мяч, направлял его не в поле, назначался угловой. Подающий становился за спиной голкипера и руками через перекладину делал передачу на бьющего. Фактически всегда угловой приводил к голу.        

«От ворот до ворот»

Суперпримитивная игра на 2-ух участников, которые просто лупят друг дружке по воротам. Число касаний ограничено. Их только два. Одна на парирование, 2-ое на удар. Игра ведется до 10 голов. Мячом можно обладать только на собственной половине поля. В неких дворах такового ограничения не было. Тупая, но все равно очень крутая штука.

Идеальнее всего в нее играло в зале, если пускал физрук местной школы. Сколько штанов и обуви детям попортили торчащие из досок гвоздевые шляпки? Сколько мячей приняли окрас пола школьного зала? Кстати, вот  еще из юношества, но нефутбольное: «Сдайте средства на ремонт класса».

Когда прошла мода на лидские кеды, мы начали играть в зале в китайских чешках на полиур… полиурета… полимерных подошвах. Такие белоснежные с голубыми полосами по краям, походили на логотип компании Asics. Эти самые полимерные подошвы выдавали одичавший писк при контакте с полом. А на улице можно было использовать кедики с резиновой имитацией шипов. Стиралась они недели за три.

P.S. Это было детство. Очень бодренькая пора, когда мы игрались двор на двор. И нужно держать в голове, как собирались состав для такового матча. Мы не звонили на мобилу, не писали в «контик», «фб» и «вибер», а подходили к окну квартиры товарища, задирали голову и истошно до победы орали его имя.

Меня, кстати, не так давно накрыло. Ожидал подругу около подъезда. Возжелал себя обозначить. Чтоб время не терять. Полез в кармашек за телефоном. А позже вижу: вроде нужные окна рядом. Человек размеренно там. Давай, думаю, позову… Благо эта идея стремительно ушла из моей головы. Поэтому как человек с бритой головой и обильной растительностью на щеках, кричащий в окна дома женское имя вечернею иногда, в сегодняшнем Минске будет воспринят удивительно. И, вероятнее всего, окажется, в опорном пт милиции за нарушении публичного спокойствия.

А в детстве можно было все. Ты шел в магазин за хлебом и ворачивался спустя три часа без хлеба и с ссадиной на колене. Просто на пути повстречались ребята, которые игрались в футбол. Это было увлекательнее скучноватого похода в магазин.

И футбол прерывался только взрослыми, которые пересекали поле по вытоптанной по его диагонали тропинке. Либо местными бухарями. Просто гласили магическую фразу: «Малы, дай пробить». Они были неотклонимой частью детского футбольного фольклора. Один из представителей микрорайонной алкоты, помнится, 20 минут не мог попасть по воротам, а после отдался жгучей досаде, стал спиной к голкиперу и пробил пяткой… Опять мимо. Но мяч поднялся ввысь метров на 15. Мы офигели от вострога и месяц всем двором пробовали повторить. Оттого сейчас, когда я вижу Златана Ибрагимовича, играющего пяткой, на меня находит умиление.

В общем, было отлично. Viva la Масюковщина. Всем новых овощей, красивых щей, спокойствия и смотреться в 50, как Моника Белуччи.

Фото: livejournal.com

Related Posts

Добавить комментарий